"Дневник Его Императорского Величества
 Николая II Александровича,
Божьей милостью Всероссийского монарха,
защитника государства, народа и веры.

С 1 февраля 1914 года "Дневник Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Александровича, отставленного от исполнения должностных обязанностей Всероссийского монарха, в связи со следствием, проводимым Всероссийской следственно-финансовой комиссией, организованной Государственным Банком, Государственным Советом и Государственной Думой Российской империи"


26 апреля 1916 года. Фотографический день"


(Оригиналы дневников Его Императорского Величества Николая II Александровича Рюрика-Романова для ознакомления можно испросить в Личной Канцелярии Ее Императорского Величества Елизаветы II, Божьей милостью Соединенного Королевства Британских Островов и иных своих царств Королевы, Королевы Содружества Наций, защитницы веры, народов и государства. Добросовестные копии тех же дневников можно испросить в Канцеляриях монархической династий Королевства Бельгия, Королевства Дания, Королевства Испания, Королевства Нидерланды, Королевства Норвегия, Королевства Шведов, Готов и Венедов, Прекрасной Империи Ниппон)


     Сего дня, 26 апреля 1916 года, получил наконец-то долгожданное известие от Александры и Алеши о завершении в Лондоне суда над четой Ульманисов и их пятью детьми, четырех женского полу и одного мужеского. Определенно, написал определение "долгожданное" и сам своей поспешности заулыбался. Всего-то декада прошла с того дня, как получил я от двоюродного брата жены моей Александры британского императора Георга экстренную депешу с известием о задержании лиц, выдающих себя за наследников императора. С удивлением для себя и семьи в списках лиц, претендующих на наследование трона нашего, обнаружил семью достойного молочного промышленника из Вильновской губернии Карлиса Ульманиса. Довелось нам с ним общаться трижды: дважды при моих визитах в Вильновскую губернию и единожды в Санкт-Петербурге, где, по просьбе дочери Николая*, посетил вечерний прием устроенный двоюродным братцем в честь Карлиса Ульманиса, чем господин Ульманис сию честь заслужил я, определенно, осознать не смог, ибо в тот же вечер стало известно, что дела промышленника плохи из-за роста цен на сметану в Вильневской губернии и господин Ульманис просит самого императора помочь средствами молочным промышленникам Вильневской губернии дабы те не были заморены голодом. Я был перепуган обращенной просьбой, но вскоре выяснилось, что обращался Карлис Августович не ко мне, а к Николаю, исполняющему императорские обязанности. Помнится, в тот день с содроганием осознал я, что передал империю в руки Николаю совершенно зря, ибо не в лучшие руки, хоть и на время суда, передал я предмет, требующий внимательнейшей и кропотливейшей финансовой и политической работы. Николай в тот день с легкой руки передал господину Ульманису несколько государственных акций фермерских хозяйств Вильневской губернии да и акции университета и хлебного завода впридачу. Помнится, на следующий день я произвел Николаю выговор и потребовал отменить алкоголическое решение да братец меня не послушал, а рычагов государственного давления на Николая в клинской городской тюрьме у меня, к сожалению, не имелось. По правде сказать, в сии дни впервые возникла у меня мысль о неслучайности судебных процессов надо мной.
     Но воротимся же к суду в Лондоне, с коего Саша и Алеша, если верить сегодняшнему письму от моих возлюбленных, воротились они с удовольствием. Освидетельствование наших императорских особ заняло немного времени. К радости и удивлению Саши и моему для освидетельствования персон, которым возможно наследовать престол, прибыли все наши с Сашей родственники из европейских стран, хотя казалось бы и в Британском королевстве, определенно, предостаточно особ, имеющих к роду Рюриков-Романовых и роду Гессен прямое отношение. И все же все европейские родственники наши почли за честь обеспокоиться сопротивлению претензиям к праву наследования на трон. Прибыли в Лондон и Вильгельм с Генрихом и Иреной**, и Фредерик с Ловиссой***, и Хаакон****, и дядюшка Константин с прекрасной Софией*****. Такое количество величайших родственников и принесенные ими суду заверения, определенно, лишили чету Ульманис с детьми и поверенного их графа Ропшира надежд. Хотя и, в возблагодарение правосудия Британии, судебный процесс после принятия заверений высокопоставленных родственников прямого наследника трона остановлен не был, а был произведен по всем правилам международной и британской юрисдикции. Определенно, количество свидетельствовавших персон превысило возможность рассмотрения в один судебный день. По словам Александры, суд имел в Лондоне и Европе огромный резонанс. Георг****** вначале заседания держал великолепную речь, в коей приносил английскому и европейскому обществу извинения за устроения сего мероприятия в разгар Светлой недели. Впрочем, Тюдор наш, как всегда, был тонок и политически прекрасен и забота его о судьбах европейского порядка была оценена подданными и соседями необычайно высоко и восхвалялась всячески. Александра пишет: "Прав был Георг, что решил не откладывать сие мероприятие на майское время. Многое разговоров распространилось уже в Европе о состоянии монархии в России. Все негодуют на длительность суда российского. Многие журналисты в газетах предлагают привести в пример суду российскому над императором, суд британский за два дня, отделивший зерна от плевел." К реплике сей, видимо, относится и фотография, посланная Сашей в письме. На фотографиях Алеша беседует с лже-наследником, предоставленным суду господами Ульманисом и Ропширом и с сестрами его. Фотографию сию нынче с удовольствием выписал из архива графа Воронцова после присвоения ей регистрационного номера. Нечасто мне, как фотографу, немало фотографирующему свою семью, удавалось запечатлеть столь деловитый и строгий облик сына в компании сверстников. Александра пишет также, что за время пребывания в Лондоне Алеша очень сблизился с дядюшкой Константином, многократно распрашивая величайшего юриста нашего о тонкостях юриспуденции международной. Ради него Алеша даже оставил свою любимейшую герцогиню Глостер, невесту нашего милого Людвига********. Очевидно, что Алешенька наш получил первое боевое крещение, как прямой наследник трона, ибо два дня пришлось ему ответствовать не только на вопросы судебные, но и представать перед лицом журналистов, ответы на вопросы которых тоже требуют величайшей юридической внимательности.
     Впрочем, не все коту масленица, а хорошему отцу размышления о добром сыне. Произошло сегодня в нашей клинской глуши нечто поразившее меня даже более, нежели прекрасный лик сына моего. Посетил я нынче, как и положено доброму монарху, с Григорием и Анной********* утреннюю службу в церкви Святой Ефросиньи. Как я уже писал неоднократно, как в Клину служат мне нравится, тихо тут и благолепно, да вот вышла незадача. К нашему с Григорием удивлению, вошедши в церковь, обнаружили мы там господ Керенского, Троцкого и Его Светлость графа Дмитрия Андреевича Голицына. Политические приверженцы брата моего Николая держались высокомерно и отстраненно, и при появлении нашем даже голов в нашу сторону не поворотили, чем вызвали немалые удивленные взгляды. Определенно, мы бы так и разошлись, если бы не веселие Григория, отправившегося расспросить гостей Клина о познаниях их о нынешнем судебном процессе в Лондоне. В результате сей беседы, вынужден оказался Григорий пригласить к себе в Рогачёво и нас с матушкой, и господ политиков. До вечера я имел непростую беседу политическую, Гришка же, не любящий софистических дискуссий, плевался, колол дрова да чай ставил. Сия трудовая терапия, определенно, не спасла их с Аннушкой от гостей, случившихся по веселию. Господа политики остались ночевать в Рогачево и когда уедут всем нам неведомо. Матушка всю возвратную дорогу в Клин не уставала потешаться на отозвавшуюся от шутки проблему с гостями да все нахваливала фотографии, что вышли у Аннушки с Григорием, колющим дрова, да фотографию, что пришлось перекупить у Керенского, дабы не стала она политическим анекдотом, где Гришка от Троцкого нос воротит, как сам Троцкий, на наших глазах с матушкой, воротил нос от Аннушкиного смородинового варенья. Определенно, оказалось, что Лев Давыдович предпочитает рахат-лукумы да восточные явства нашим обычным подмосковным сладостям.

*___
Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич Рюрик-Романов

**
____
Его Императорское Величество император Германии Вильгельм II, Его Королевское Высочество герцог Вельфский Генрих с супругой Ее Королевским Высочеством герцогиней Вельфской Иреной

***
____
Его Королевское Величество король Дании Фредерик VIII с супругой Ее Королевским Величеством королевой Дании Ловиссой

****
____
Его Королевское Величество король Норвегии Хаакон VII

*****
____
Его Королевское Величество король Греции Константин I с супругой Ее Королевским Величеством королевой Греции Софией

******
____
Его Императорское Величество император Соединенного Королевства Британии, Шотландии и Северной Ирландии Георг V

*******
____
Его Светлость герцог Гессенский Людвиг V

********
____
Его Светлость князь Григорий Александрович Распутин с супругой Ее Светлостью княжной Анной Александровной Распутиной (урожденой Танеевой)

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz