Мне было лет десять. В жизни моей происходили не совсем благостные события. По телеку, словно специально для меня без остановочно крутили фильмы ужасов. По невезухе.. на какую бы кнопку я не нажимала - всюду были ужастики. Смутные времена советского телевидения, знаете ли..
Так вот в те славные дни, папа решил поддержать нас с мамой. Общаться ему с нами, к сожалению, запрещали и хоть и не редко, но с огромным трудом он те запреты преодолевал. 
Так вот .. Однажды.. В районе 10 часов вечера в нашу дверь позвонили. Спать мы так рано никогда не ложились и еще обе с мамой бодрствовали. Так как это было время моей великой страхобоязни, мама слегка сурово направила меня открывать дверь самостоятельно. Мне было жутко страшно. Озноб бил вдоль всего позвоночника. В дверной глазок виднелся странно-полный мужчина ..ээ.. (употребим здесь благородное слово) парсианской внешности. Ибо он внешне был именно благороден. 
- Кто там? - спросила я более окрепшим голосом ибо внешность мужчины страх не вызывала.
Ответом мне было молчание. В глазок было видно, как мужчина усиленно вертел головой, разглядывая потолок над нашей дверью. 
- Кто там? - спросила я уже смелее и раздраженнее. 
Странное дело. Мужчина не ответил, а шумно повалился под дверь. (Это я установила из покачнувшейся от удара двери. Дверь-то была хлюпко-деревянная, не то что нынче.) Я вздрогнула от испуга, но деру не дала. 
- Анют..., - спустя секунду раздался шепот из замочной скважины. - Анют, я прошу тебя о помощи.. Открой дверь. Твою мать.. Кругом враги. Если ты не откроешь - меня убьют...
Шепот был прерывистым, голос.. это странное ощущение, что голос тебе знаком.. какие-то нотки.. Так и тянет открыть дверь, сопротивляться почти невозможно. 
- Кто вы?- спрашиваю я, уже едва лепеча языком. - Я не могу открыть.. У меня мама. Я счас спрошу ее
- Не ходи.. не спрашивай.. - продолжал так же вкрадчиво-повелительно (ах да.. именно эта всезнающая интонация "вы меня не проведете;)" оказывалась мне знакомой), - пока ты ходишь меня могут убить - просто открой дверь... я люблю тебя, Анютка.. открывай...
- Я не могу.. - меня просто приморозило к двери. Ситуация была абсурдной. Человек знал мое имя, но не ответил на простой вопрос кто там. Человек боялся, но не хотел, чтобы я позвала более разумное создание, то есть маму. То есть взрослый и размный человек не осознавал тяжести моего положения: выбора между спасением неизвестного и опасением за жизнь мамы. Такое со мной было.. ну, почти впервые. Я пролепетала: - Там мама.. Ее тоже могут убить..
За стеной раздалось странное шуршание. Точнее шуршаний было два. Первое - большое... многослойное... Второе - маленькое, секундное, знакомое каждому ребенку наизусть. Кто-то словно развернул конфету. В подтверждение этого за дверью раздался легкий хруст давленой карамельки. 
- Преступники конфеты не едят, - ляпнула я не к месту и догадавшись о природе первого звуку спросила: - А зачем вам цветы? 
Голос мой на самом деле был тонкий, как у овцы, да еще и дрожал.. Так что сообразительность и любопытство не могли скрыть самого страшнейшего страха. Так как вот этот шепоток "Анютка..." из ЗАМОЧНОЙ СКВАЖИНЫ! выморозил меня на сквозь.. Я дрожала.
- Да вот маме твоей хотел подарить, - произнес парсианский товарищ, сдерживая смех. 
Тут уж мне стало не до шуток. Это стопроцентно был преступник! 
- Мама! - закричала я, не зная куда лучше рвануть: спасать маму или подраться с преступником. - Мама! Тебя опять убивать пришли! 
Смех за дверью стал неудержимым. И вот тут у меня сдали нервы.. я открыла дверь и кинулась на преступника с кулаками и ногами. Несчастный лежал на площадке, уворачивался от моих ударов, пряча букет, и заливался от хохота.
- А все-таки я заставил тебя выйти на площадку после десяти... Ничего ты не боишься, родненькая моя. Ой, ну больно бьет не могу! Тонька, спасай! А то она за тебя меня искалечит!
Мои представления о реальности совершенно расходились с действительностью. Враг призывал на свое спасение мою маму. При этом еще и довольно хохотал голосом отца, но... таки мой папа голубоглазый красавец с достаточно красивой, хоть и не высокой, но   накаченной фигурой. Лежащий же вместо живота имел редкостный курдюк и вообще был кареглазым брюнетом. С удивительно знакомым голосом, правда. Воспользовавшись моим замешательством парсианец буквально вполз в коридор и сидел на полу прижавшись к стене и безудержно хохотал.
- Юрка, ты что ли?... - удивленно спросила мама. 
- Да я, я, Тонь, - хохочащий принялся вытирать слезы. Точнее он осуществлял движение, которые бы вытирали слезы. Самих слез не было..
Я замерла. Меня била судорога вперемешку с радостью. Это действительно был отец. В.. костюме. Дивном костюме, который полностью скрывает личность человека. 

Read more... )
- Дорогущая штука этот ботоксный костюм-то! - довольно хохоча, показывал маме отец , -  ну, как качественно делают, подлецы! Ни одного изъяна, ну ни одного! я его три часа в руках вертел - думал к чему привязаться, чтобы цену сбить! Не к чему! Ну, подлецы одним словом! Нет, зря я их ленивцами называл! Надо их в подлецов переименовывать! Надо за ними будет проследить! А то они еще с этими костюмами такого начудят! Это ж надо! Я думал они совсем ничего не умеют делать! А тут! Вот все-таки карнавал их специализация! Ну ничего... В принципе, ничего сложного.. Костюм этот мимику передает плохо.. да и резину хоть по телевизору, хоть на расстоянии видно.. надо только людям будет рассказать непременно! Вот задача!

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz