Монах, принесший плотно упакованную картину, был все в такой же достаточно забавной шапочке. Он смутился от прямого и внимательного взгляда королевы:
- Папа просил Вам передать эту картину, - смущенно пробормотал он: - В знак благодарности. Мне велено просто передать и не принимать ничего взамен и даже не слушать слов благодарности.
Монах говорил по-русски и уже одно это было странно.
- Что ж, - Маргрете расправила плечи, как от удара. Легкий датский акцент в ее речи делал речь весьма гордой и по-истинне королевской: - Если Папе Римскому не нужны наши благодарности, то мы могли бы отказаться и от картины! Можете вернуть ее в Ватикан!
- Ну что ты, дорогая, - подплыл к королеве дома Хайнрих: - Все же подарки от Иоанна Павла необходимо принимать. Тем более здесь написано, что это для нас и нашей дочери.
- Правильно, папа, - подхватила веселым голоском дочурка королевы: - Мы не можем себе позволить ссориться с Иоанном Павлом. Он - очень хороший и добрый! Он мне много всего рассказал! И то, что ему очень нравится Дания! Передайте ему, что я очень по нему соскучилась!
- Никто и не собирается ссориться с католиками, - Маргрете приподняла бровь и обратилась к стоящему в коридоре монаху: - Молодой человек, а Вы почему еще здесь? Ждете слов благодарности? Как я понимаю, если Вам велено не слушать слов благодарности, то и ожидать пока Вас попросят не стоит.

Когда монах удалился, дочурка Хайнриха и Маргрете продолжала оставаться веселой. Напоминание о встрече с Иоанном Павлом II обрадовало ее и немного развеяло грусть от предстоящей разлуки с любимыми родителями.
- Ну, мама! Ты - настоящая актриса! Как же я оставлю тебя! - прорвалось, наконец, горе, томившее ее вот уже неделю.
Меж тем Хайнрих открыл упаковку, осторожно, стараясь не испортить надпись "Для Вас и Вашей дочери". И, о, чудо! Там был портрет... Семьи.. с милой девочкой. Портрет сопровождала открытка.. или письмо, обращенное к девочке. "Вы поразили меня, милое дитя. Перед Вашим отъездом, я хотел бы поблагодарить за беседу. Вряд ли мы встретимся с Вами вновь. Знайте же, что этот портрет - единственная картина, которая не осыпется со временем. Но даже если и осыпется, Вы найдете там лишь собственный прекрасный спасенный и спасающий лик."

Впрочем, картину, которая должна осыпаться, несколько позже забрал лично принц Хайнрих из рук Иоанна Павла и на ней была изображена несколько другая семья.
- Не нравится мне этот парень, который на картине рядом с тобой, - сказал Александр Норвежский, с состраданием глядя на маленькую датскую принцессу: - Я тебя буду от него охранять... От всех охранять.. Ты какая-то хрупкая, серьезная. Только кажешься сильной.
- Ну, значит будешь 19 лет беречь картину, - похлопал сына по плечу Харальд: Осыпется - привезешь. Вместе посмотрите, что там. Для нас для всех это загадка!
- Да ладно тебе, отец... Вы все знаете, я уж не такой маленький, как некоторые. Вы мне голову не задурите

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz