Юрий Петрович с женой, Маргрете и Кириил стояли удивленным полукругом стояли вокруг железного чуда яркого красного  цвета. Ирина Александровна с сыном стояли чуть поодаль, ибо с человеком, представлявшим новинку отечественной тяжелой промышленности им общаться не хотелось. 
- И вот на это ты просишь 30 миллиардов долларей? - прищурился Юрий Петрович. Голос его не выражал ничего лицеприятного для собеседника, а фигура и вовсе выражала явственную хозяйственную насмешку. Только насмешку истинного хозяина: беспокойного, не сидящего на месте, готового разорвать любого бездельника и халявщика за бесцельно-потраченные время и деньги. - Сколько ж такое чудо стоит?
- Да ты не представляешь насколько дешево! - Николай Никитович приосанился еще больше и, кажется, стал совершенной уже начальственной горой с косой саженью в плечах. - Мы старались экономили. Я ж знаю, что ты, жмот, подешевле все любишь делать! Экономист ты этакий! 
Смех начальственной горы был раскатистым и веселым: 
- 495 рублей всего-то! 
- 495 рублей!? 185 долларей то есть...
Впрочем, прежде, чем переходить к денежному вопросу стоит объяснить о создании каково нового явления науки и техники идет речь.. Как мы помним, Николай Никитович ранее усиленно просил денег на то, чтобы усовершенствовать железные дороги в СССР и закончилось все удивительной операцией на некоторых необходимым любому мужчине местах организма. Так вот.. Так, как Юрию Петровичу  все-таки необходимо было жить в России для исполнения великого плана Веттинов, он договорился с Николаем Никитовичем на простейшую сделку. Николай Никитович прежде, чем получить деньги на большой заказ, должен был показать себя в маленьком проекте. 
- Я все-таки не просто бизнесмен, Коля, а император, и что самое плохое для вас, бездельников, германский император, - сказал тогда Юрий Петрович, почесывая нос: - ты уж извини. Я не привык просто так давать деньги. Давай ты мне сначала выполнишь маленький заказ, а потом я уже посмотрю как с тобой работать. Точнее так.. Ты мне сначала разработаешь все по этому заказу, просчитаешь затраты. Это у нас бизнес-план называется. Ну, а пока ты заказ разрабатываешь да выполняешь, я все-таки с семьей в России поживу.. ой, простите, в СССР. 
- Так я не понял, - слегка рассердился Николай Никитович, - ты мне деньги сразу дашь или когда?
- Или когда, - прыснул Юрий Петрович: - Что-то ты все время про деньги спрашиваешь? Ты бы поинтересовался какой заказ я тебе дам. Таки вот.. Я заметил, что у нас на железных дорогах, на мелких полустаночках .. да и на крупных, зачастую, нет такой мелочи, как остановка. Чтобы люди могли от дождя спрятаться, на скамеечке посидеть. В Америке вон сколько таких. Так вот.. ты счас пару деньков посчитаешь, сколько тебе нужно денег на разработку остановки для СССР. Покажешь мне проект, и, если мне понравится то, что ты наваял, - ты считаешь сколько остановок нужно для всех нынешних железных дорог.
- Да некогда мне с тобой в бирюльки играть, Юра! - рубанул рукой воздух великий человек,  окончательно осерчав: - Я все-таки руководитель! У меня знаешь сколько проблем! А ты тут со своими остановками! Решай- хочешь ты жить в России или нет!? Если не даешь денег, то чемодан-вокзал-и вон из СССР!!!! В двадцать четыре часа! Я тебя предупредил!!!
Юрий Петрович, до сего момента похохатывавший, попытался сделать серьезное лицо:
- А ведь соберусь, Коля. Ты сам подумай: как это ты руководишь, если тебе наплевать, что люди часами под дождем мокнут и присесть им негде. Ты в каком смысле тогда рукОводишь? Руками водишь при подписании документов? И ощущаешь собственную важность? - Юрий Петрович при этих словах стал абсолютно строг и суров, а в голосе появилась не сталь, а свинец: - А я ж ведь тебе еще денег хотел дать на разработку! Так вот.. Коля, даю тебе две недели на то, чтобы все разработать, просчитать и создать. И все это ты делаешь на свои деньги! Если ты согласен, то давай вали создавай, а если нет, то вон он! мой черный чемодан. В углу стоит. Уж год как. Решай!
Николай Никитович нахмурился... А мы с Вами оказались две недели спустя во дворе чугунного завода пред дивным сооружением из железного материала, свежекрашенным в красный цвет. Точнее рабочие докрашивали его прямо на глазах честной компании. Так что процесс созерцания остановки был удивительно живым.
- 495 рублей!? 185 долларей то есть..., - Юрий Петрович потирал нос, старательно скрывая усмешку: - А то,ч то мы на территории чугонного завода стоим это значит, что она из чугуна? Тогда ясно что она у тебя такая дорогая
- Ничего подобного, - Николай Никитович подбоченился: - Сделана она из специального материала: это смесь высококачественного (в этом месте Николай Никитович поднял палец к небу) Заметь: ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННОГО сплава железа с добавлением пластика. А так она и не дорогая совсем. Вот если бы она тысячу рублей стоила - то я бы понял слово дорогая. 
- Тысячу рублей, Коля!? - Юрий Петрович перешел на легкое шипение: - Тысячу!? Это при средней зарплате по стране в 90 рублей!? Да я в Штатах такую остановку на студенческую стипендию построил.. для любимой и еще на цветы хватило. 
Юрий Петрович неожиданно помягчел и подмигнул жене: 
- А вот эти дырки под крышей они зачем? Дождь же заливать будет внутрь.. Какой же смысл прятаться от дождя, если вся остановка в дырках?
Антонина, стоявшая с весьма напряженным лицом, видимо, запах краски давал себя знать улыбнулась мужу в ответ и, обратившись к Николая Никитовичу, добавила:
- И скамеечку внутри вы забыли. Юра мне тогда потрясающую надпись на скамеечке оставил. На остановке, которую сделал для меня. 
- Вот все Вы заметите, Антонина, - Николай Никитович слегка улыбнулся: - Скамеечку, я сделал, но снял потому, что скамеечка деревянная, 5 рублей стоит. И вместе с ней остановка будет стоить ровно 500 рублей. А у вас ведь на Западе принято продавать не за ровную цену, а делать эти.. как их скидки.. Центов на пять, чтобы лучше покупалось. Вот и я сделал скидку.. 
- 5 рублей!? Деревянная скамейка!? У тебя все с добавлением золота что ли!? Пять досок в метр длинной по рублю!? Это ж сколько у нас деревенские заборы стоят!? Я ж реально теперь удивляюсь, что у тебя ЖЕЛЕЗНАЯ остановка 400 рублей стоит.. она такими темпами под миллиард должна быть!? Это какой же ты такой высококачественный сплав железа туда запаял!? Я ж теперь понимаю почему там дырки под крышей? Это ты сэкономил!!! Чтобы расхода железа поменьше был!! , - Юрий Петрович всплеснул руками: - В пять раз выше средней зарплаты! В пять!!!! И ты этим гордишься!!! Тем, что сэкономил.. что человеку сесть будет негде .. будет он стоять в этой железке и мокнуть под твоими дырками!! Не!!! Я тебе денег не дам! И из России уеду! Это что ж ты такое творишь!? Ну разве ж можно так воровать!? Что у тебя там за ценный пластик добавлен, твою мать!
Юрий Петрович не на шутку разбушевался. Так что стоявшей в стороне Ирине Александровне пришлось подойти поближе.
- Может быть не стоит все-таки брать красный цвет? - тихо спросила она в момент небольшой паузы между выговорами императора бездельнику: - Красный просто достаточно агрессивный, не очень подходит для ожидания.. Может стоило бы выбрать что-то нейтральное
- Да мы, большевики, ждать не любим! - вскипел Николай Никитович в ответ, видимо, напряжение создавшееся от слов Юрия Петровча не нашло другого места излиться: - И Вам это прекрасно известно, Ирина! И красный - это никакая не агрессия, а восстановление справедливости!
- Да я ничего не имею против, - пожала плечами Ирина Александровна: - Видимо, я все-таки зря подошла..
- Именно! Вы, кстати, заметили, что подходите всегда, когда речь идет о деньгах! А агрессия она вон! перед нами скачет! 400 рублей для народа ему жалко!
- 400 рублей!? - подпрыгнул Юрий Петрович. 
- Для народа!? - подпрыгнул он во второй раз.
- Кто агрессия!? - подпрыгнул он в третий раз и, моментально перейдя на спокойный тон, подбоченился: - Ах, Ира только когда о деньгах идет речь подходит... И на музей-то для народа у тебя денег не хватает.. А остановки по 500 рублей... Так.. Сколько ты хочешь на все это счастье? Сколько ты хочешь этих чудищ напаять!? И не ври мне что это железо.. Чугун это,Коля, чугун! Я в металлах разбираюсь. И про пластик твой все знаю... Так сколько тебе денег нужно. На остановки я тебе дам.. Договор есть договор, а уж после того, как ты этот проект выполнишь посмотрим давать ли тебе деньги на железные дороги или нет.
- 9 миллиардов, - Николай Никитович стал строг и серьезен, как и подобает руководителю. 
- В долларах разумеется? - прошипел Германский Император
- Ну, разумеется мы с тобой же деловые люди, - развел руками Будущий Создатель Остановок. 
Юрий Петрович неожиданно рассмеялся:
- Ладно, Коля.. Уговорил. Только вот что. Я тебе дам не 9 миллиардов, а 11. Еще на миллиард - я тебе поставлю скамеечки к остановкам и ты их установишь, а на второй миллиард я тебе пришлю краски. Трех цветов: синего, красного и... ну белый я тебе давать не буду, а то ты быстро поймешь в чем мой успех, как бизнесмена. Ира, какую бы ты выбрала краску для остановки.. такую как бы ты хотела нейтральную? 
Ирина Александровна призадумалась, глядя на остановку:
- .. нуу.., - протянула она: - Чтобы это удивительное чудо науки и техники превратить в нечто человеческое нужен теплый цвет. Я предпочла бы желтый или оранжевый. Но, как художник, я знаю, что желтый цвет очень переменчивый при нанесении на поверхность. Именно поэтому он и считается цветом измены. Потому что никогда не угадаешь каким именно сочетанием он обернется в зависимости от слоя нанесения, а вы вряд ли будете учить персонал (в этот момент в ее голосе появились нотки саркастического превосходства)  количеству нанесению слоев. Так что я бы выбрала оранжевый. Этот цвет сложно испортить. Так что оранжевый.
- Нет! - Николай Никитович подскочил на месте: - Никогда! Только не оранжевый! Это вы мне что! Как в песне хотите! Что вы мне в цирк страну превращаете! Оранжевым цветом у нас никогда ничего красить не будут! Мы - не клоуны!
Ирина Александровна удивленно приподняла бровь:
- В общем-то я не с Вами разговаривала Николай, а отвечала на вопрос Юры. Как я понимаю он недаром собирается закупить краску именно трех цветов. Но если Вы против, то можно выбрать что-то действительно нейтральное и близкое к белому. Может быть кремовое, как я и предлагала. Он действительно очень близок к белому. Возможно, когда вы доберетесь до покраски остановок этим цветом, вы поймете в чем была задумка Юрочки. 
- Ну все, - смахнул слезу Император, сквозь смех наблюдавший как относится к лекции по искусствоведению РукоВодящий:- По рукам, Николай Никитович. Значит я тебе поставляю скамеек на миллиард долларей и краски три вида тоже на миллиард долларей, а на 9 ты паяешь вот этих красавцев и ставишь по всей стране. Я надеюсь ты точно рассчитал, что тебе на каждый полустанок по две хватит? Ты учти, мы с Кириллом еще проедем проверим: точно ли ты все расставил. Я как ты понимаешь часто на гастроли с театром езжу. Все угляжу. Да и батюшка у нас часто приходы посещает.
- За свой счет, Николай Никитович, - улыбнулся из-за спины императора Кириил: - Партия и правительство церкви денег не дают, как мы знаем. 
Ну что Николай Никитович как истинный коммунист сказал про церковь Кириилу мы уж повторять не будем. Это отдельная и почти философская беседа. Достойная возможно отдельного описания.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz