А Тишке исполнилось пятнадцать. И даже Диана, полностью очарованная ухаживания Димы, уделяла немало внимания вниманию русского царевича. Тишка же волновался ... о деньгах, которые было необходимо вернуть мировой экономике. Деньгах, ежемесячно выплачиваемых за его жизнь. На пятнадцатилетие Тишка получил потрясающий подарок: возможность поработать продавцом газет в киоске Оксфорда. Четыре месяца. Квартал.
     - Нам это выгодно, - улыбнулся Альберт: - Ты вернешься в Россию позднее, опоздаешь на учебный год, но это даже лучше. Если прибыль, которую ты достигнешь, превысит восемь тысяч долларов, то мы сможем тебя оставить еще на один квартал. А подобной прибыли с твоей известностью ты достигнешь без труда
     - А не скрываюсь ли я от трудностей? - не то задумчиво, не взволнованно спросил Тишка.
     - В сложившейся ситуации ты должен думать не о трудностях. Ты - император, - насупился Юрий Петрович: - Царь. Крупнейшей державы. Державы, в которой без царя воцарился такой хаос, что мир ежедневно переживает нашествие бандитов и жуликов из той прекрасной страны, откуда ранее приезжали только знатные и именитые купцы с наилучшими товарами. Ну, вот такие, как я. Без царя люди жить не хотят и жизни не радуются, посему ты должен максимально совмещать мысли о своей безопасности с мыслями о пользе царя для государства. И никаких отступлений от этой позиции у тебя быть не должно, пока мы не восстановим в России и Китае монархию.
      - Ну, о моей безопасности отлично думает Милли, - улыбнулся Тихон: - А средства, сохраненные Батюшкой у Ротшильдов, заставляют ежедневно и еженощно соотносить пользу и вред Царя для государства. Ведь, если Ваши расчеты верны, то через тридцать лет этих средств хватит лишь на треть долга, а где взять еще две трети?
     - А еще две трети где-то в хранилищах казначейства Коммунистической Партии, - рассмеялся крон-принц Хайнрих: - Надо только выяснить Коммунистической Партии России или Китая.
     - Ну, так, как Коммунистическая Партия ни России, ни Китая мне не подчиняется, - тихо рассмеялся Тихон: - То я, пожалуй, попытаюсь придумать иные способы возвращения долга. Например, буду продавать газеты и поработаю ночным сторожем в сарае дяди Филиппа, а Вы будете платить мне двойной оклад.
     - То есть ты хочешь, чтобы отец платил тебе деньги за то, что себя охраняешь? - спросила Диана.
     - Нет, он хочет, чтобы я платил деньги и за него Советскому Союзу, и ему за то, что он работает на меня, чтобы я сохранял его от Советского Союза, - Филипп перевел счастливо-удивленный взгляд с дочери на Юрия Петровича: - Юра! Парень - не пропадет! Он за тридцать лет заработает больше, чем Николай Александрович, просто работая менеджером в Порше!
     - Тогда это будет две трети долга, - по-купечески игриво поклонился Филиппу Тишка: - Остается еще треть. Надо наняться в сарай к дяде Хайнриху.
     - Ты больше потратишь на дорожные расходы до Дании, - посуровел Хуан Карлос.
     - А я повышу расценки за свою работу, - все с той же купеческой игривостью поклонился Тишка, но уже Хуану Карлосу: - Хотя дорожные расходы до Швеции меньше, я, пожалуй, наймусь к дяде Густаву, но цены оставлю те же, что для Вас. Тогда я верну  долг быстрее на десять лет! Ой, ну, правда, что я все про математику и про математику! Тихон Романов - купец!
     Компания весело расхохоталась.
     Прибыль Тишки за квартал составила десять тысяч двести двадцать девять долларов. Секрет был в том, что киоск работал круглосуточно в дни студенческих праздников, вечеринок и дискотек, а не закрывался в весьма неудобные шесть часов пополудни каждый день. И еще.. у Тишки не было сменщика. Один с шести утра до десяти-двенадцати часов ночи. Вскоре, Тишка установил, что ранним утром и поздним вечером газеты раскупают быстрее. В день скандального проишествия с советскими студентами в Оксфорде, информация о котором была широко распространена местным телевидением за прочтением того же известия в газетах подошли аж двадцать восемь человек. И это всего за два часа!
     - Шестнадцать тысяч! - грозно продекламировал куратор: - Шестнадцать тысяч прибыли должно быть в следующий квартал, тогда он сможет остаться в Англии еще на три месяца!
     - Да ты, батенька, с ума не сошел, - с трудом сдержал ярость Юрий Петрович: - Шестнадцать тысяч с газетного киоска!?
     - Ядерная ракета стоит восемьсот сорок миллионов рублей, - улыбнулся куратор: - Ваш пацан за всю жизнь не заработает даже на одну ракету, а у нас таких девятьсот восемнадцать штук! К концу года будет восемсот девятнадцать! Запомни пацан, есть такая ракета "У-238-СК-1Мт". Одного ее пуска достаточно, чтобы Лондон исчез с лица земли. Сегодня мы вложим заработанные тобой средства в строительство ракеты! Если ты будешь работать также успешно и дальше, то мы дадим тебе Орден Трудового Красного Знамени! Лет в семьдесят...
     - В России долларами не платят, - огрызнулся Юрий Петрович: - Болванки там у Вас чугунные по большей части, а не ракеты. Вы бы их хотя на попа поставили да туалетов из них понаделали. Уличных. Или для платформ.
     - Дяденька, а у Вас Маузера нет? - ядовито поинтересовался Тишка: - Мне орден не нужен, мне бы Маузер. Именной. Я слышал, что лучших советских большевиков именными маузерами награждают.
"Дяденька" раскраснелся от удовольствия. Вопрос юнца его явно порадовал и, раскрыв кобуру (а "Куратор" был в форме), куратор явил на свет блестящий и начищенный Маузер! "Дорогому бандиту Климу Ворошилову от бандита товарища Сталина" значилось на рукоятке.
     - Однако, не плохо Вы воспитали царенка, Юрий Петрович, - похлопал куратор по плечу императора и обратился к Тишке: - Если поумнеешь, когда подрастешь, я тебе может быть свой именной, наследственный подарю! А может даже и именной сделаю!
Выручка Тихона за второй квартал составила четырнадцать тысяч рублей двести восемьдесят пять долларов.
     - А, кстати, этот наш с тобой "Клим Ворошилов" в кассу партии-то на ракету отдал ровно восемь тысяч и один доллар, - усмехнулся Юрий Петрович. Счас я его прижму с бумажками. Мы с тобой ровно на прибыль выходим!
     - Двадцать четыре тысячи! - лихо заявил куратор, но Юрий Петрович молча ткнул пальцем в лист бумаги. Лист оказался отчетной ведомостью майора И.С. Ворошилова о поездке в Британию.
     - Я ж с тебя не зря деньги под расписку взял, - въедливо произнес Юрий Петрович и положил рядом с отчетной ведомостью КГБ бланк Дома Ротшильдов. Бумаги смотрелись по разному. На Рождество Ирина Александровна приехала в Британию в гости к родне. В феврале они вернулись в Россию. На счету Тишки в банке Дома Ротшильдов прибавилось восемнадцать тысяч девятьсот девятнадцать долларов.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz