Гибель Майкла Рокфеллера, золотоволосого красавца, пошедшего статью в отца, стала кошмарной притчей семьи. В тот день, 17 июля 1975 года в дом Майкла-старшего Рокфеллера пришла жуткая посылка. Жуткой она была не столько внешне.. К фанерным ящикам из СССР (а во всем мире давно были уже приняты бумажные ящики) ...Так вот к фанерным ящикам из СССР Майкл-старший, в отличии от Майкла-младшего, относился с нежной любовью. Посылки ведь приходили от маленького юноши по имени Тихон Романов и его мамы. И уже одну эту простую надпись на английском "Tikhon A. Romanov & his mother Irina" читать было невероятно восхитительно. Сколько сил было положено на то, чтобы в России, то есть в СССР, больше не трогали этого дивного воспитанного скромного юношу и ведь Рокфеллеры добились своего! Майклу-старшему даже казалось, что ему удалось чуть-чуть преобразить Советский Союз и от этого плохо-асфальтированного треснутого мира без элегантных мусорных ящиков, остановок, туалетов, тротуаров скоро останутся  только вот такие деревянные ящики, как память о временах царя Николая. Точно такие деревянные посылки получал и отец Майкла-старшего. Несколько ящиков до сих пор оставались на чердаке дома в Арканзасе, деревянные с надписью "Nikolay Romanov & family". Правда, на старинных ящиках стоял черный оттиск императорского орла, смотревшегося величественно и даже угрожающе.
     Так вот.. прибывшая явно из СССР посылка в .. фанерном, а не деревянном ящике, поначалу не вызвала у Майкла-старшего никаких ужасающих чувств, кроме чувства радости.. Хотя, его и слегка удивила ошибка в написании имени Тихона и отсутствие имени мамы Тихона Ирины в адресе. "Возможно, юноша решил мне прислать нечто необходимое для ознакомления без его мамы.. Но странно, что он ошибся, он же великолепно владеет английским. Впрочем.. юноши всегда торопятся". И эти странные надписи "Авиапочта", "Срочная".. таких раньше не наблюдалось... "Срочная" - это везде дорого и в России, то есть в СССР, и в Соединенных Штатах Америки.
     С этими мыслями фанерная крышка посылки была открыта старинными отцовскими плоскогубцами. Сложенный вдвое тетрадные листы бумаги в линейку лежали сверху. Но почерк принадлежал не Тихону, а Майклу.. Майклу-младшему ... Михаилу Михайловичу, если по-русски... первые строки.. вторые.. вторые были написаны ребенком.. Да-да, именно так! С первой по пятую строки принадлежали почерку Майкла, с пятой по десятую .. казалось бы Тихону, но почерк был исключительно сбитым, словно из узкого стремился стать широким, но все же почерк был детским. Многоточие. "Дядя Дэвид, не верьте им! Это написал не я! Они убивают Майкла! Нас с мамой арестуют сегодня!" Майкл-старший отбросил листки. Гладкий полиэлителеновый пакет... точнее, чехол для одежды с надписью "Sophia's Bridal" поблескивал какой-то странной смесью внутри и только сейчас, вглядываясь Майкл-старший стал понимать значение этой смеси. Да, он, немедля, вызвал полицию, братьев и сестру, а пока суд да дело решил дочитать письмо благо отпечатки пальцев на нем он уже успел оставить. Письмо было ужасающе. Разные почерки, разные фразы - апология убийства... и отпечатки .. кровавые отпечатки ладоней, кровавые отпечатки пальцев, подписанные самими убийцами.. Майкл, сын, Михаил Михайлович, если по-русски, золотоволосый красавец, похожий на любимую Мари как две капли воды... В присланных внутренностях уже завелись .. Ну да не будем об этом.
     Под извлеченным пакетом, на дне посылке лежали фотографии, сделанные мгновенным фотоаппаратом "Polaroid", сокровищем Майкла. Фотографий было невероятно много: убийцы, мученик, дети; убийцы смеются, насилуют детей.. своих и Тихона... убийцы пьют мартини.. с вишней... убийцы танцуют; убийцы сидят на подоконнике, убийцы оставляют отпечатки пальцев и ладоней на листах. Сотни фотографий, хотя людей не так уж и много. Телефон Ирины и Тихона в России, то есть в СССР, не отвечал.
     В ожидании полиции Майкл-старший сидел тихо, прислушиваясь к едва различимому ходу стрелок в часах на втором этаже, в комнате Мари. Первым прилетел старший брат Лауренс Спелман, который исследовал рынок в Нэшвилле. "Что ты сидишь! - кричал он: - Немедленно звони этому.. Косыгину! Немедленно доставай всех их, Брежнева, Подгорного, что у них там еще за черти! Они же подписали каждую фотографию! Гвишиани! Кто это!? Что это за девушка!? Мы посадим всех! Это немыслимо! Это же твой сын!" От Майкла было сложно добиться действий. Лауренс взял инициативу на себя: звонил, кричал, гнал в шею секретарей, вспоминал Ульманиса и всех чертей: "Найдите мне Брежнева! Вы не получите никаких денег на развитие ни от одного банка в мире! Ваши дети больше никуда не поедут дальше Сибири!"  Приехал шериф. Они втроем с Мари настояли на анализе каждого останка. Прямо здесь, на кухне дома в Арканзасе, пинцетом шериф разбирал останки по маленьким и большим пакетам без надписи "Sophia's Bridal". Оплачивать анализ ДНК не потребовалось необходимым: "Это входит в нашу работу - разобраться кому принадлежат останки", - уточнил Директор Службы Федеральных Маршалов США Уэйн Колбурн. Президент США Джералд Форд в задумчивости ходил по комнате Мари, с некоторой сердитостью поглядывая на младшего из Рокфеллеров Джорджа, успокаивовавшего невестку. Юрий Петрович и Антонина в молчании сидели рядом.. на маленькой кроватке, некогда принадлежавшей Майклу-младшему да так и не выселенной из комнаты. Все ждали звонка. Звонка от Брежнева. Прошло уже пятнадцать минут с момента обращения секретаря Форда в Кремль. "Это невозможно, - произнес шепотом Джордж: - Мы заключили соглашение, стремясь помочь им. Мы заверили им такие суммы денег. Прошло полгода". Президент Форд принялся загибать пальцы: "Декабрь, январь, февраль, март, апрель, май, июнь.. и половина июля. Семь с половиной месяцев, Джордж. Семь с половиной. Я расчитывал на двенадцать. Я думал они потратят эти суммы за год. Я не рассчитал. Черт, я же сказал БрежнЁву звонить мне в случае проблем с деньгами!"
     - У них проблема не с деньгами, мистер президент, - Юрий Петрович насупился: - Вы видели эти фотографии? Им что нужно было украсть "Полароид"!? Или им не хватает денег на Асти Мондоро?! Как у многих русских! Это безнаказанность! Даже отпечатки пальцев! Они прислали все! Что это как не вызов! Вы нас не посадите! Им по двадцать лет! Фигляры! Нигде не учатся! Нигде не работают! Элита! Нет, некоторые из них пишут песенки! Вон тот, кучерявый, с гитарой, в блевотине, антисоветчик почти! По-английски поет! И еще там один есть - блюзмен! Который с печенью! Что у них денег нет!? Да, черт возьми, прошло уже сорок пять минут!
     - Всего тридцать, - сдержанно сказал Форд, продолжая в задумчивости теребить свой подбородок: - Всего тридцать. В конфликтной ситуации с Россией это очень мало. Возможно, нам придется прождать семь часов, как в случае с Филиппом и Владимиром, а возможно трое суток, как ждал Кеннеди. Но мы отомстим за нашего ребенка и по возможности спасем Ирину и Тихона. Будем наядеться, что они живы.
     - Фотографии, видимо, не лгут, - вздохнула Антонина: - А на них Тиша жив до последнего момента. Видимо, они все-таки боятся оставить страну без денег, а точнее боятся гнева родителей, которые получили деньги. И, пожалуйста, не говорите плохо о России. Все-таки позор, с которым мы имеем дело носит название "СССР".
     - Я не понимаю, - развел руками Форд, тронутый голосом Антонины Михайловны: - Россия .. то есть СССР - богатейшая страна. Нефть, что близко Вам, семье Рокфеллеров, газ, что тоже Вам близко. Миллиарды, триллионы... да что там! Биллиарды долларов годового дохода должна получать страна, а они требует с нас восемь миллиардов за спокойствие мальчишки.
     - Восемь миллиардов долларов в месяц, мистер президент, на дороге не валяются, - насупился Юрий Петрович: - У меня в шестнадцать уходит оплата рабочих мест, при том, что прибыль двадцать четыре.
     - Может быть стоит научить их зарабатывать, - Форд насупился. Ожидание длилось.
     - Именно за этим туда и поехал, Майкл, - вздохнул, видимо, только вошедший Майкл-старший: - Изучить месторождения нефти и газа и найти надежных сотрудников и друзей. Он писал, что они все чудесные ребята. Что готовы учится.
     - Восемьдесят, - объявил по телефону Брежнев спустя два часа пятнадцать минут после просьбы Форда о звонке: - Восемьдесят триллионов в месяц за голову мальчишки. Мне ребята рассказали какую прибыль Вам там получаете от нефти. Ваш парень им наболтал. Да, мы Вас грабим потому что мы помним заветы родителей грабить буржуев! А Вы, Форды и Рокфеллеры, буржуи!
     - Я, наверно, плохо понимаю по-русски, - пробормотал переводчик, переведя фразу.
     - Да нет, Вы прекрасно все переводите, - разъярился Джеральд Форд: - Георг, он просит восемьдесят триллионов в месяц! Потому что я - Форд! А Ваш мальчик был Рокфеллер!
     Да, Тишка и мама были живы. Правда, находились в следственном изоляторе "Матросская тишина". Женщина и ребенок. Брежнев получил первые восемьдесят триллионов и сорок из них подарил руководителю "Елисеевского гастронома". Дети партийной элиты получили возможность безвизовых паспортов, но ... с одним условием, ни один из тех, чьи отпечатки пальцев зарегистрированны при убийстве Майкла Рокфеллера, ни они, ни их потомки до пятого колена не имеют возможности посещения США, Великобритании, Германии, Нидерландов, Японии, Дании, Тайланда, Мадагаскара, Южной Кореи, Йемена, Омана, Саудовской Аравии и Непала.
     - Я прям себя антисоветчиком почувствовал, Жень, - заявил Кучерявый Артист, рассматривая свой безвизовый международный паспорт: - Паспорт нам дали для того, чтобы посадить. А перечисления всех этих стран это такие приманки. Непал - какое красивое название! Я б туда сроду не догадался поехать!
     - Да, Непал - это Бангладеш, Андрюха! - рявкнул кучерявый: - В Англию нельзя смотаться вот в чем проблема! На хрена мне эти восемьдесят триллионов долларей, если я тут сидеть буду! Что я - волк что ли!
     Список стран уменьшался еще десять лет... вместе с ежемесячной суммой, затребованной Брежневым. В 1984 году... В 1984 году СССР впервые ... тогда многое что случилось впервые.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz