Вскоре, в доме Ирины Александровны и Тишки появились гости. Дядя Филипп, узнав о горечи малыша из-за невозможности изменить мир, хлопнул ладонью по столу и мир было решено изменить.
- Вот же к чему ведет, - лютовал Юрий Петрович: - Это ж мы не уследим и у Тишки температура к 43 подскочит и все. Ищи: кто виноват. И фиг всех этих 80 отдашь под суд. Ровно одна треть – дети! Все – партэлита! Об одни суды зубы сломаешь! Если на следствии меня не укокошат.
- Юр, ну о чем ты, - взмолилась Антонина, глядя на побелевшее лицо Ирины Александровны: - какие суды.. Мы ж просто его потеряем! Что нам всем останется, если мы наше главное счастье не убережем.. И как мы себя чувствовать будем.


- Подход правильный, - угрюмо проговорил Филипп, успокаивающе обнимая Лизхен: - Такое количество специально подобрано, чтобы мы не могли вычислить виновного. Летальный исход наступает при задействовании двух третей
электродов, как я понимаю. Одна треть в любом случае остается неизвестной. Радиочастоту каждого электрода нам не предоставляют и следить не дают. В таком случае, в случае летального исхода, мы не можем потребовать уголовного дела и расследования даже на международном уровне. В отсутствии свидетелей, и самого преступления (мы даже не сможем подтвердить без наблюдения от действия электродов ли это произошло)  никакой суд невозможен. Даже международный, если мы все вдруг решим поднять скандал, дабы раскрыть правду. Я думаю, что твои кураторы прежде всего стремятся избегнуть международного суда. Появление царя грозит им необходимостью возвращать похищенную золотую казну. С чем мы сейчас собственно и столкнулись у нас, в Англии. Без монарха невозможно тронуть золотой запас, а некоторым этого очень хочется. Так что думаю, что причина гонения малыша именно в золотом запасе. Ты совершенно зря проговорился им тогда, что мы поняли, что проблемы Тихона и британского золотого запаса исходят из одного источника. Лучше, чтобы они оставались в неведении о наших планах. Впрочем, проблема сейчас совсем в другом. Так дежурить возле малыша круглосуточно невозможно. Это неразумная, и неэффективная трата сил. Я думаю нам надо договориться с Вашими кураторами. В конце концов, им явно нужны деньги. У меня есть план, нам нужно его обсудить и для этого удалиться от наших женщин. Ирочка, я надеюсь Вы меня извините, что я был несколько излишне практичен в обсуждении?

Женщины остались одни.
- Ой, это такой замечательный план, - взмахнула руками Лизхен, чуть не уронив шляпку: - Филипп сказал, что Парламент Британии готов предоставить половину суммы золотого запаса на его реализацию, ибо речь идет о чести королей. Я Вам не буду рассказывать все подробности, но в результате в мире появится много богатых людей, которые будут больше всего любить украшения и роскошь и, что самое главное, собственные портреты во всех средствах массовой информации! Вы не представляете, девочки, как он пришел к этому плану!

При этих словах шляпка, которое все время лежала на коленях, чуть не скатилась на пол, но она задорным жестом ее поймала и уложила на колени снова.
- Так вот, - все так же радостно и задорно продолжала женщина, явно стараясь слегка разогнать тучи, вызванные предыдущим тяжелым разговором. И такова уж была ее суть, такова уж была ее непростая судьба, что разогнать тучи и снять ощущение мрачности будущего ей всегда удавалось. Впрочем, это удается всем.. Кто стоял перед тьмой собственного будущего.

- Так вот, - задорно продолжала она: - Филипп долго наблюдал за Шарли и обнаружил у него много общего с Вашими детьми партийной элиты. Правда, Шарли не показывает этого публично. Это у нас в Британии совершенно непринято. Так вот он обнаружила много общего в стремлениях этих людей! Потом побеседовал с наиболее влиятельными членами парламента и они обнаружили схожую точку зрения. Обществу свойственно иногда заболевать … Они назвали это «болезнью роскоши». У этой болезни есть вирусоносители. И проблема не в том, что они любят красивые вещи. Красивые вещи очень часто бывают недорогими, а роскошь – очень часто ужасающе некрасива! Проблема не в том, что они хотят жить хорошо, а в том, что они хотят чтобы им поклонялись. И совершенно неважно как! Пусть даже из-под полы, тайно.. Ведь что мы встречаем в мафии? Поклонение, именно поклонение первым лицам! Что мы видим в Советском Союзе именно требование поклонения! Поклонения к тем лицам, что вызывают у людей оторопь. Ведь что за человек идет в мафию? Только все потерявший? Нет! Для этого нужны определенные качества и прежде всего желание власти. Тщеславной власти. Власть тщеславия и преступления всегда основана на стремления к деньгам, к легким деньгам, об этом прекрасно описано у Драйзера!  Наша же проблема заключается в том, что, как к хранителям золотых запасов, эти любители роскоши и легкой наживы, в первую очередь приходят к нам. Приводят нам своих детей, чтобы мы признавали их и давали им не только титул, но и доступ к казне. Хотя, как мы им можем дать доступ к казне, когда у нас есть парламенты? Филипп предвидит, что если мы сможем защитить Тихона маленьким и не дадим его убить, то ему или найдут замену, или придумают двойника! Ведь только тогда они смогут на полных правах пользоваться золотом!  Так вот! Мы не должны бороться с вирусоносителями в одиночку! Необходимо поставить общество в известность, тем самым мы, возможно, сделаем прививку обществу от «болезни роскоши».  

- Так, подожди, манифестантка, - рассмеялась Антонина: - ты опять переходишь к лозунгам, посреди рассмотрения проблемы. Прямо, как в колледже! Так в чем суть плана вложения денег?
- А вы, правда, в колледже были демонстранткой, - испуганно спросил Тишка, выглядывая из-за мамы: - мама об этом очень часто рассказывает.
- Совершенно верно, - рубанула воздух рукой Лизхен: - я даже могу тебе признаться, что очень жалела, что не смогла принять участие в демонстрациях 1968 года. К сожалению, я понимаю, что меня бы там узнали! Но очень хотелось поддержать этих людей! У них были правильные транспаранты! А мама тебе не рассказывала, что я в колледже сама рисовала транспаранты для своих демонстраций?
- Нет, - Тишка осмелел и появился из-за мамы почти наполовину. Обоим собеседникам было присуще детское непосредственно любопытство к жизни и людям и, как следствие, любовь задавать вопросы: - А что именно Вы писали на транспарантах?
- Уууу! – довольная вопросом расцвела Лизхен: - Я тебе сейчас расскажу!
И она правда рассказала. А маленькие электронные шарики было решено отдать старшим, но не все.. 14 осталось в малыше. До 14 летия.. тогда назад, в Тишку, вернут все 80. Или не все… С этим предстояло разобраться.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz