Лизхен раздраженно перебирала бумаги. Владимир совершенно пропал из виду с безрезультатными поисками Тихона. Филипп, возможно, тоже скрывавший раздражение, не отрывался от своего химического стола. Опыты, опыты, опыты...
- Филипп! - вспылила, наконец, блондинка: - Почему ты хотя бы не позвонишь в полицию!? У нас пропали оба ребенка! Ты не должен был отпускать Владимира одного на поиски малыша. Ты должен хотя бы направить с ним охрану, раз уж не отправился сам. Я не знаю, что говорить Ирине при встрече! Я совсем не понимаю что происходит!
Филипп, оторвавшись от опытов появился в проеме двери. Руки его были испачканы химикатами и вопреки всему химическому здравомыслию он вытирал их об брюки, забыв про фартук.
- Дорогая, - успокаивающе произнес муж: - ну ты же знаешь характера Владимира. Его невозможно остановить. Он принял решение отправится на поиски сам, и я вряд ли бы его удержал. Он сказал, что ему не нужна охрана. И одному безопаснее. Я полностью принял его аргументацию.
Мужчина присел на поручень кресла и аккуратно пригладил волосы супруги. Руки его пахли какими-то ужасно-едкими растворами.
- Что ты делаешь!? - встрепенулась она: - Ты сожжешь мне волосы. Нет, Филипп, все-таки так нельзя быть таким спокойным.
Взгляд Лизхен упал на одно из писем. На котором была четко выведена фамилия Cooperman.
- Знаешь! - раздраженно подскочила она с кресла и вручила мужу письмо: - Я думаю, что если оба мальчика пропадут, то я подам на развод, а в официальном документе по случаю нашего развода будет написано, что я решила сменить фамилию с Cooperman на Cooperperson!
Блондинка гордо и обиженно вылетела на лужайку перед маленьким деревянным домиком

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz