В 1934 году, следуя Акту Его Императорского Величества любимейшего короля британской нации Эдуарда VII, Его Императорское Высочество герцог Люнденбургский Георг вкладывал, как и все дворянское общество Соединенного Королевства, собственные небольшие средства в развитие квартала Оксендон, заброшенного Богом и обществом, что очевидно проступало на фоне богатейших и столь любимых лондонским высшим обществом кварталов Мэйнфер и Блумсбери . Как всем нам известно из достаточно юной легенды, Его Императорское Величество любимейший король британской нации Эдуард VII после эпидемии холеры и малярии, поразивших Оксендон в 1907 году, повелел за неимением больших государственных средств дворянскому обществу герцогства Люнденбургского, а также членам королевской семьи по мере сил вкладывать собственные средства в развитие беднейших районов, а лучше того собственным трудом установить в беднейших районах новые здания "бо, если дворяне британские именуют себя обществом вольных строителей, то не должно им забывать о собственных родовых особенностях и взяться за мастерок и ведро с песком, но не за кружки с пивом".
Так, воодушевленный идеей юных герцога Адалберта Мальборо и графа Оливара де Брейтеля, устроивших возле разнесшей страшнейшую эпидемию малярии улицы Пантон сквер Шекспира, снискавший невероятную любовь лондонского общества и публики, Его Императорское Высочество герцог Люнденбургский задумал создать в районе СоХо сеть небольших, уютных кинотеатров для прибыли совмещенных с ресторанами. Для исполнения сей затеи юный герцог, собрав друзей, 27 мая 1934 года с помощью мастерка, лопаты, ведра с песком и носилок принялся выполнять законодательное повеление великого дедушки своего. В течении двух суток молодыми британскими дворянами было выстроено прекраснейшее здание первого музыкально-литературно-кинотеатрального центра "Одеон", уютно украсившего улицу Пантон. Все лондонские и многие британские газеты пестрели прекрасными статьями, восхвалявшими принца Георга и его друзей. Правда, некоторые представители прессы не обошлись в своих статьях без колкостей в адрес семьи герцог Ньюкасл и семьи герцогов Карлайл, не пожелавших ни финансово, ни посильным трудом принимать участие в затее Его Императорского Высочества. Впрочем, мало кто из нас счел сии статьи серьезными или стоящими внимания, ибо до того юный герцог Эдуард Ньюкасл в "The Guardian" напечатал собственную статью о чудачествах Его Императорского Высочества и его друзей в свете виденного им чертежа новой затеи принца культурного центра "Одеон". Статья сия была несколько нелестной, весьма колкой и, как поговаривали в аристократических кругах, за размещение ее в прессе было заплачено. Верить в сии разговоры, несомненно, всем нам совершенно не хотелось, но появление сей статьи, спустя неделю после первой публикации, а именно 14 апреля 1934 года, еще в нескольких британских газетах наводило на размышления о популярности у журналистов весьма и весьма тяжелого стиля письма герцога Ньюкасла. Впрочем, юный Эдуард Ньюкасл добился своего и Его Императорское Высочество герцог Люнденбургский не единожды был осаждаем прессой, вопрошающей то о высокой стоимости проекта "Одеон", строительство которого руками юного дворянства не должно было стоить казне ни цента, то о странностях и вычурности стиля здания проекта "Одеон". Сия ситуация уже во многом представлялась Его Императорскому Высочеству угнетающей и нескончаемой. Посему юный герцог Готлиб Мальборо совершил беспримерно героический поступок. Следуя стопами, точнее, абсолютно достоверно повторяя путь статей Его Светлости герцога Эдуарда Ньюкасла, Его Светлость младший герцог Мальборо в течении месяца размещал сообщения в британских газетах, приглашая герцога Ньюкасла на риторическое состязание, кое он предложил провести на месте будущего строительства "чудаковатого культурного центра". Состязание сие должно было по идее герцога проводить в биржевом стиле, дабы в качестве поддержки той или иной речи или сентенции оратора зрители могли внести средства. К тому же, каждое свое сообщение юный герцог обязал сопроводить отчетом о стоимости размещения сообщения. В общей сумме, затея сия стоила герцогу всего 28 фунтов и 67 центов, но Его Светлость герцог Ньюкасл от сего соревнования отказался, сославшись на легкую важность причины, призывающей его на состязание. "Как учащийся разведывательного факультета весьма престижного колледжа, я бы предпочел спорт либо же лингвистические соревнования", - ответствовал герцог Ньюкасл журналисту "The Guardian". Впрочем, идея подобного сбора средств пришлась весьма по душе юному дворянству и представление риторической биржи Готлиба Мальборо было решено совместить с проведением строительства "чудаковатого культурного центра". Первое же состязание же риторических биржевых маклеров было решено провести в следующий после строительства "Одеона" выходной день 3 июня 1934 года. 
    Как ни удивительно, но представление риторической биржи было столь блестящим, что заявок от прессы на участие в первом заседании было выдано столько, что на полученные средства оказалось возможным купить кинопроектор для второго музыкально-литературного центра. И это была только стоимость оценки со стороны прессы! Молодые люди столь блестяще, просвещенно и мудро отвечали на поставленные прибывающими на представление риторической биржи поддаными вопросы, что мне не раз доводилось слышать от посетителей о том, что наших прекрасных молодых людей можно уже в столь юные годы представлять в качестве кандидатур в члены Кабинета министров и парламента. Риторическим биржевикам неоднократно предлагали создать собственную политическую партию. Ну и, к слову сказать, доходы от проведения заседаний биржи были достаточно крупными, чтобы молодые люди на выручаемые средства смогли открыть отель, который был весьма полезен для подданных, прибывавших на заседание биржи из совершенно разных уголков нашего прекрасного королевства. "Молодые люди, устраивающие заседания риторической биржи, составляют свои мысли в столь сложные структуры, логичные, но при том красочные, а зачастую даже поэтические, но при этом не становящиеся архаизмом в наши стремительные дни, что поистине речи их часто сложно отличить от речей великих философов, приводимых для подтверждения собственных размышлений. Что стоит хотя бы их прекрасная идея, явившаяся для них откровением при организации столь доходного предприятия, как риторическая биржа!? "Слова есть информация. Информация есть средство познания. Познание приводит к обогащению. Так задумаемся же о стоимости каждого нашего слова, приводящего к обогащению или не приводящего к оному".", - данный текст, предоставленный "The Times" фаворитом лондонской политической критики Его Светлостью герцогом Вольдемаром Кардифф я запомнил с необычайной радостью, ибо он блестяще отражал мысли думающей лондонской публики тех дней о созданном юными дворянами проекте.
     Но подводных камней и здесь было не избежать. И подводные камни сии, к удивлению многих из блестящего лондонского общества, вновь были расположены на  территории оппозиционно настроенного к Его Императорскому Высочеству герцогу Люнденбургскому Георгу Его Светлости герцога Эдуарда Ньюкасл. Юный Эдуард Ньюкасл, чья репутация неоднократно была ощипана газетами в связи с нежеланием участвовать в заседаниях Риторической биржи, исполнил собственную Риторическую биржу, заседания коей проводились в здании колледжа Военно-морских сил Королевской армии. Биржа сия военными руководителями королевства признавалась весьма удачной и достойной для молодых кадетов, пока при организации очередного заседания не вышел странный скандал. 18-летний кадет Том Паттисон был задержан за попытку доставить на территорию колледжа два ящика, содержащих слитки золота, имеющих печать бельгийской королевской династии. Из объяснительной записки кадета можно было понять, что сия несанкцианированная руководством колледжа поставка золота была исполнена в качестве договоренности с Его Светлостью герцогом Ньюкасл, пожелавшим подобным образом вознаградить собственных коллег по риторической бирже за труды. Как показало следствие номера сих слитков золота являлись разыскиваемыми бельгийской королевской монархией в связи с событиями 1911 года в Брюсселе. Впрочем, доказать причастность герцога Ньюкасл к сим ящикам со слитками золота не удалось. Объяснительная записка мистера Паттисона странным образом пропала. Юные кадеты клятвенно утверждали, что кадет Паттисон сам выразил идею принести найденное на обочине дороге золото в колледж, Его Светлость герцог Ньюкасл лишь, так же, как и все участвовавшие в мероприятии по транспортировке найденного золота кадеты, лишь помог донести тяжелые ящики и был задержан вместе со всеми кадетами. Столь организованная защита, увы, юридически была безупречна и ничего, кроме претензий к некоему болвану, оставившего на дороге два ящика с бельгийским золотом без записки о местонахождении остальных 1998 ящиков с золотыми слитками, следствием предъявить было невозможно. Юным же кадетам за столь достойную находку было выдано бельгийской королевской семьей материальное поощрение, а также объявлена благодарность руководством колледжа. Единственной неудачей юного герцога Ньюкасл, связанного с золотыми слитками, в данном случае можно полагать лишь необходимость закрытия Риторической биржи Военно-морского колледжа, связываемое с многочисленными журналистскими обращениям к кадетам колледжа за разъяснением об истории связанной с нахождением столь величайшей потери современных королевских домов, как похищение бельгийского золота, и с судьбой объяснительной записка кадета Тома Паттисона.
     Но и на сем соревновательный пыл юного герцога Ньюкасл не стих. При поддержке родителей и старших братьев Эдуард добился возможности единолично преобразовать центр рассматриваемого нами сегодня квартала СоХо в Китайский квартал. По словам юного герцога в подвалах дома Ньюкасл находилось подаренное великим императором Великой Империи Цин Чжао Ди Гун Ван золото, кое молодой герцог невероятно хотел употребить на благо любимой столицы Соединенного Королевства и во исполнении государственного акта Его Императорского Величества короля Соединенного Королевства Британских Островов Эдуарда VII. Сложно описать насколько стремление герцога Ньюкасл было более лучшим, чем стремление юных дворян Его Императорского Высочества герцога Люнденбургского в тот период планировавших строительство уже третьего чудаковатого центра "Одеон", но, надеюсь, наши потомки смогут оценить качество и достоинство обоих проектов, лучше нежели мы, современники.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz