Теперь я хочу написать несколько строк в благодарность великой японской нации, страстно и яростно сражавшейся за жизнь Всероссийского монарха в 1926 году. Как я уже писал, ведомый покаянным путем перед монашествующими иноками 23 марта 1926 года Алеша, в сопровождении митрополита Сергия Страгородского оказался в городе Благовещенске Хабаровской губернии. Благовещенск являлся крупным золотодобывающим центром в Российской Империи и дела там обстояли на редкость спокойно и приятно, даже не взирая на беспорядки, творившиеся и в бывшей Российской Империи, и в бывшей Великой Империи Цин. Здесь нас уже ждал посланник императора Прекрасной империи Ниппон Его Императорского Величества Такамачу Синно Тайра 3-й сын Его Императорского Величества Мучухито Мэйдзи Тайра Его Императорское Высочество Ёсихито Чунэ Тайра. Его Императорское Высочество, прибывавший в самом расцвете мужеских сил, поразил нас с Алешей своей красотой и величественностью. Истинный сын белокожего императора Мучухито он обладал статью своего отца и нежным ликом своей прекрасной матери. Поблескивавшие же золотой оправой очки придавали принцу весьма изысканный дипломатический шарм, ибо ношение очков всегда подводит нас к мысли о серьезном возрасте их обладателя, не говоря уже о стремлении к концентрации и сдержанности, кои всегда приходят на смену плохому зрению.
     - По моему личному мнению, Ваша Светлость, - рассмеялся в ответ на мое предположение принц Ёсихито Цунэ: - Концентрация и сдержанность как раз сложно доступны мне. Мое родовое имя означает Хрустальный Ветер, так я был назван папой за приятный голос, передавшийся мне от мамы, и за свою необычайную любопытность и любовь к быстрым движениям. Быстрые движения совершенно не свойственны людям моей нации, как Вы, наверно, премного наслышаны. Впрочем, сие отношение к жизни сложность многих людей из маминого рода, но нам свойственна концентрация в тяжелые минуты, когда остальные падают духом.
     Признаться, принц Ёсихито сразу очаровал меня и я с огромным сожалением отнесся к той роли, что была уготована ему нашим с императором Такамачу Синно планом, ибо на те два дня, за которые нам представлялась возможным совершить самолетный побег к границам Хабаровской губернии. Ёсихито должен был отвлекать с отрядом верных гвардейцев генерала Подвойского и людей, охранявших Алешу.
     Наш план полностью удался. 26 марта 1926 года в доме, где проживал мы с Алешей и Его Императорское Высочество принц Прекрасной Империи Ниппон Ёсихито Цунэ, доблестными гвардейцами принца Прекрасной Империи Ниппон была полностью уничтожена охрана, выставленная генералом Подвойским для предотвращения бегства Алеши. В четверо превосходящие силы противники были уничтожены быстро, но вопреки, возможно, ожиданиям моего читателя, не один из гвардейцев не покинул в тот вечер дом. Гостеприимный дом купца Архангельского, временно предоставленный Его Императорского Высочеству принцу Ёсихито Чунэ, покинули только я и Алеша. В полуночном Благовещенске, заполненном сыром промозглым ветром и уже не работавшими электрическими фонарями, совершенно не бродили гражданские лица, но то на одном, то на другом углу множественно кричали, шумели и выпивали японский медовый грог солдаты Подвойского. По прекрасной идее принца Ёсихито Чунэ мы с Алешей тоже вышли на улицу с бутылками грога в руках и радостно изображали двух пьянеющих бородатых стариков. Ворсистые папахи и пулеметные ленты оказались куда как более надежной бутафорией, чем разрешение Подвойского для входа на аэродром. С учетом наших образов наличия у нас документов даже не поинтересовались и не обеспокоились. Алеша своим громовым голосом так естественно произнес фразу:
     - На японском самолете до девок слетать хотим! - что заставил рассмеяться всю толпу солдат, что собралась у проходной в ожидании очередной порции выпивки.
     Правда, сия история привнесла в наше путешествие и негативный момент. С нами увязался черноволосый и дурнопахнущий такой же старик-солдат, как и мы, по прозвищу Гришка Анархист, кой всю дорогу обдавал нас ароматом перегара и орал пьяные частушки. Алеша, раздраженный его поведением, на третьем часу полета набрался сил и выбросил ефрейтора из самолета, потеряв при этом накладную бороду.
В восемь часов пятнадцать минут 2 апреля 1926 года мы высадились на побережье Татарского пролива. Условия посадки были невероятно сложными и летчик Прекрасной Империи Ниппон Хасавата Хирэ проявил, на мой взгляд высочайшее искусство управлени самолетным средством, посадив наш самолет на совершенно не подготовленное и опасное пространство. Крейсер "Дзенсен Мару" уже ожидал нас в 47 милях от берега. В ответ на сигнальную ракету выпущенную нашим мастером Хасавато Хирэ к нам был выслан катер с боевым экипажем. Спустя еще три часа нас радостно приветствовали на благородной земле Прекрасной Империи Ниппон, представленной в виде палубы крейсера Его Императорского Величества Такамачу Синно Тайра. В нашу задачу входило за три часа достигнуть бухты Саппоро. С двух сторон наш маршрут сопровождали крейсер "Нью-Йорк" Военного флота Соединенных Штатова Америки и крейсер "Ревинзан" Императорского флота Соединенного Королевства Британских островов, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии.
     Неприятности постигли нас у самого побережья Саппоро. За два часа до входа в Бухту Белого Журавля, когда стало уже различимым вершины журавлиного нагорья, с противоположной стороны Алеша различил столбы дыма, издаваемые крейсерами. Неоднократно в тот день пожалел я о техническом превосходстве русского оружия, в разы превышавшего совершенство оружия иных империй. Русские крейсера догнали крейсер Прекрасной Империи Ниппон в течении трех часов после известия о побеге Алеши, ибо скорость русских крейсеров вчетверо превышала скорость самого быстрого британского крейсера из нашей кавалькады. Конечно же, совершенство армейского оружия зависит прежде всего от богатства финансовых средств монарха и монархии, что наглядно показывает нынешнее печальное состояние советской армии, но признаюсь в те минуты я не раз с сожалением предавался философским размышлениям об оружии, созданном при монархе и направленном против монарха.
     С крейсера "Пересвет" нас приветствовал генерал Подвойский. Поступившее от него радийное обращение, требовало возвращения Алеши на российский берег и предупреждало Прекрасную Империю Ниппон о возможном вторжении и начале боевых действий против Прекрасной Империи Ниппон. Силы противника, точнее родной для меня армии, во многом мной и созданной, были превосходящими. Через два часа нашего ожидания Алеша уже насчитал восемнадцать крейсеров и эсминцев Дальневосточного флота, прибывших на защиту идей генерала Подвойского. В данной ситуации, Алеша поступил, как мудрейший из монархов. Нападение на Прекрасную Империю могло вполне совершиться у нас на глазах, Алеша попросил предоставить нам катер и мы возвратились на русский берег. После сего генерал Подвойский неоднократно пытался завоевать Прекрасную Империю Ниппон, объясняя сие недружественным поведением 3-его принца Прекрасной Империи Ниппон. Алеша же и Его Святейшество митрополит Сергий за свое недостойное поведение были батогами сопровождаемы всю дорогу до своего нового места содержания в Архангельске.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz