21 июня 1922 года в Генуе, Республика Италия, собралась представительная конференция по финансовым и экономическим проблемам Земли. Последней каплей, вынудившей многие страны прибегнуть к объединению перед лицом опасности, стало ограбление казны Королевства Португалия, в ходе которого большая часть мужской стороны семьи была уничтожена, в живых был оставлен лишь герцог Брагса и юный принц Мануэл. Было украдено 1 700 ящиков с золотыми монетами и слитками и 42 ящика с драгоценными изделиями и подарками. Руководители 89 стран Европы, Азии, Африки и двух Америк собрали все свои силы, чтобы решить назревающую кризисную проблему с глобальными ограблениями и выработать новую методологию работы с золотым стандартом, который хоть и учитывал технологические возможности переплавления золотых изделий при возможных ограблениях банков и иных золотохранительных учреждений, но все же был методологически неподготовленным документом для преодоления проблем столь обширного масштаба, койи настиг государства в период с 1914 года по 1922 год.
     К участию в работе конференции были приглашены и представители руководства Советской Россией, которая к огромному сожалению многих государств-участников Генуэзской Конференции превратилась в кадровую кузницу преступных банд, нападавших на монархии и золотохранительные учреждения стран с монархическим государственным устройством. Хотя, справедливости ради, и, стоит признать, что в период с 1914 года по 1922 год пострадали и республиканские государства. Так были ограблены золотохранительные учреждения старейшей конфедерации Европы Конфедерация Швейцарских Кантонов и старейшая из свободных стран Африки Республика Чад. К удивлению многих руководителей государств представители Советской России на конференции появились и не просто так, а с требованиями. Возглавлял делегацию юридический советник императора Всесоюзной Империи Советская Россия Карлиса Августа Вильгельма Фредерика Александра Ульманиса Илья Владимирович Ульянов. От участия в разработке золотого стандарта делегация Всесоюзной Империи Советская Россия определенно и скандально отказалась, но неоднократно прерывала пленарные заседания и работы комиссии требованиями отменить судебные решения и действующие суды над гражданами Всесоюзной Империи Советская Россия, обвиняемых в участиях в нападении на банки и иные золотохранительные организации либо уже содержащихся под следствием. Более всего требований выдвигалось об освобождении задержанного за неделю до открытия конференции господина Керенского.
     - Наш брат! Наш брат! - кричал с трибуны господин Ульянов: - Прибывший на конференцию! Прибывший за неделю до начала конференции дабы отдохнуть от тяжелой государственной работы в нашем огромном государстве! Да! Отдохнуть на улице Красных фонарей! Но отдохнуть! Арестован! На него не распространяется дипломатическая неприкосновенность, которую мы выбили из Вас, организаторы конференции! Вы-би-ли! Для нашей делегации! Дипломатическая неприкосновенность не распространяется на нашего брата потому, что он совершил преступления, не пребывая в штате сотрудников конференции! Доооо! Конференции! Но он наличиствует в нашем списке делегатов конференции! Александр Керенский подан нами в реестр участников Генуэзской конференции 22 апреля 1922 года! Утвержден: 13 мая 1922 года! Да! Не без проблем утвержден! Не без проблем! Арестован 20 июня1922 года! И это лишь официальная бумага об аресте! В задержанных для рассмотрения дела Саша пребывал с 12 июня 1922 года! Позвольте!? Как такое возможно!? В Вашей просвещенной стране, голландцы!?
     Впрочем, беспорядок и хаос, вносимый делегацией Всесоюзной Империи Советской России, усмирялся значительно лучше, чем разногласия гнетущие государственных правителей и банковский мир. Лишенные львиной доли золотых запасов в ходе террористической деятельности армии Ульманиса и Деникина банкиры были заинтересованы в обеспеченности собственных кредитных операций любыми средствами и, определенно, были бы рады большую часть собственных кредитных проблем переложить на плечи монархов, чьи золотые запасы и составляли кредитную базу банковских сообществ. Государей же волновало противодействие преступникам, преступным операциям и преступному применению украденного золота. К счастью, консолидированный подсчет украденных активов, руководимый юным светилом банковского бизнеса Альфонсом Майерсом Ротшильдом, произошел, определенно, быстрее ожидаемых сроков и точностью превзошел ожидания даже столь строгого монарха, как Его Императорское Величество Вильгельм II. Но все же двойной груз ложился на плечи государей. Обязательства банков перед обществом являлись обязательствами содержателей средств монархов и, как следствие, наемных перед монархами работников перед обществом. Кто иной виноват в дурном качестве наемного работника, кроме самого нанимателя? Строга была речь Его Императорского Величества Вильгельма II на Генуэзской конференции. Тяжелые размышления германского монарха, означившего и весьма точно все "неразумные шалости" монархов со средствами финансовыми и техническими, собственную интеллектуальную стратегическую непредусмотрительность, неспособность осознать глобальную стратегию развития назревающего капитало-технического общества, вызвавшую неповоротливость и медлительное реагирование монархических государств на волну нападений, краж и анархических беспорядков, затопивших Европу и, возможно, и всю планету низкокачественной сывороткой обсуждений преступных формирований и их бандитских наклонностей.
     Наибольший триумф среди правителей вызвала позиция Президента Американской республики Уоррена Гардинга. Банковское сообщество Американской республики, молодое и потому лишенное понимания важности моральных устоев принимаемых капиталов стремилось увеличить свою кредитную обеспеченность из средств, содержащих ту или иную часть переплавленного золота, выкраденного из монархических государств. "Данная политика поведения банков не является для нас стратегически приемлемой и не может служить достойным фундаментом для повседневной жизни столь морально и религиозно строгого государства, как Соединенные Штаты Америки. Честность друг перед другом и перед будущим объединила нас сто сорок шесть лет назад. Честность друг перед другом и перед нашим будущим, перед нашими детьми создало из нас нацию. Одну из самых крепких и быстрорастущих наций мира, так не будем же отступать от законов, сделавших нас таковыми. Не будем отступать от нашей стратегической честности в доходах и в морали и тогда не начнут преследовать нас убытки, как преследуют они правителей и банкиров Европы, отказавшихся от честного осознания превосходства динамики развития технических средств над динамикой лабильности психологии персон, защищающих средства, как технические, как финансовые, так и моральные".
     Мы должны признать, что на Генуэзской конференции правителям удалось на недолгое, с сожалением стоит признать, время установить моральные стандарты из чистого золота для банковского сообщества. Но, увы, моральные стандарты в мире юного капитала были обречены претерпеть поражение, что было очевидно всем участникам Генуэзской конференции, а более всех очевидно сие было идолу моему Его Императорскому Величеству Вильгельму II, но моральная крепость наша сохранялась и в осознании того, что общество в динамике капиталов и в динамике техники все же неизменно стремится к морали, как к единственному согревающему в любую непогоду и способному устоять перед грозой любых бурь дому.
     Динамика развития капитало-технического буржуазного общества требовало от правителей сурового отношения к собственному восприятию технического прогресса, к стратегическому планированию общественных процессов и к новому пониманию восприятия собственного места в общественных процессах. Создание новых общественных условий для приведения общества в порядочное состояние беспокоило всех нас. Немногое в те дни удалось нам, но все же идеи зарожденные в те дни и по сей день кажутся мне идеями мудрецов, верно распознавшими картину создателя, картину, живописавшую предполагаемое длительное путешествие невзначай увиденной дорогой в лесной чаще.
     В Соединенных же Штатах Америки, в подтверждении отношения к честности американского общества мистера Гардинга и как во втором после Всероссийской монархии по экономическому развитию государстве планета Земля, в период Генуэской конференции происходили не менее интересные события. Игорь Сикорский, не столько известный изобретатель, сколько известный плут, умыкнувший у непожелавшего портить жизнь молодому юноше из-за безделицы Циолковского идею вертолета, устраивал публичные демонстрации в пользу голодающих крестьян Советской России. В течении недели, прикрепив к арендованному самолету плакат с надписью "Сбор средств голодающим Советской России", господин Сикорский планировал над Нью-Йорком. Акция сия оказалась весьма удачной и господину Сикорскому удалось собрать 90 тысяч и 400 долларов ассигнациями и золотыми монетами. В течении же следующей недели господин Сикорский планировал над Нью-Йорком с плакатом "Не позволяйте вводить новый золотой стандарт. Это ограбит Ваши счета в банках! Мы все лишимся золота!" Данная акция была значительно менее удачной. Мистеру Сикорскому многие общественные издания и издания политических партий, и республиканских, и демократических, в коих единодушие присутствует редко, советовали непременно изъять средства, которые были предоставлены мистеру Сикорскому в ходе его предыдущей акции для поддержания голодающих Советской России с банковских счетов, где они очевидно ожидали перевода в неимеющую банковской системы Всесоюзной Империи.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz