Поздним вечером 14 декабря 1920 года, когда Алеша уже сделал семинарские уроки, а князь Щербаков с женой уложили спать детей, в дом митрополита Агафангела неожиданно нагрянули гости. Пока посол Чилстон привязывал у изгороди коней, Кароль Ян Войтыла снимал с седла подарки. Было в фельдсаках предостаточно и яблок, и австрийских сладких груш в карамели, и колбас, и хлеба, и вишневого варенья, и сига из Зальцкаммергута, и сливовый шнапс, обещанный Агафангелу, и горчица Листенау, и райндлинг, гурктальский шпик, и кофе, и английский чай, и английское варенье из тутовника, и амарант, и квинойя, и множество специй, но самым главным подарком были бумаги.
- Вот! - довольно улыбаясь, раскладывал перед митрополитом Агафангелом и Алешей листы, исписанные аккуратным почерком, Кароль Ян: - Показания Ильи Владимировича Ульянова, задержанного в Голландии за мошенничество с ценными бумагами.
Кабинет митрополита наполнился ароматами, идущими из столовой.
- Мы гонялись за ними по всей Европе! Это же целая банда мошенников! На вашего Ульянова дела заведены в Испании, Голландии, Германии, Великом Королевстве! И везде одно и тоже! Мошенничество, поддельные облигации, убийство, нецивилизованное поведение! В Испании его задерживали восемь раз! Керенского! Взяли там же, в Голландии: убийство и где! На улице Красных фонарей! Вы не поверите, но он во всем сознался! Сразу!
Митрополит с удивлением склонился над листами. Во множестве: на голландском и испанском признания о преступлениях. Дело выходило достаточно забавное. В сентябре 1919 года в Лондоне из зала моды и ювелирных украшений музея Альберты и Виктории пропала корона королевы Марии Текской. Корона была изготовлена по разработанному Георгом VI дизайном и так полюбилась публике, что ее пропажа стала шоком для всей Англии. На поиски короны бросили все возможные силы и найти ее, конечно, не надеялись. Но вдруг, один не очень известный ювелир из Голландии неожиданно пришел в полицию с небольшим бриллиантом. Бриллиант, по его мнению, был изъят из короны Марии Текской. По задумке Георга VI все бриллианты были огранены способом способом "багет" с той лишь разницей, что использовалось не обычные 25 граней, а 103. Необычайно сложная огранка! Огранка, которая означала, что король Георг VI, женившийся на своей спутнице в 93 году, благодарен ей за поддержку и надеется, что год их совместной коронации являющийся 10 (1910) не помешает им сохранить семейный уют и гармонию, а лишь поспособствует гармонии и покою и семьи и нации и прибавит к желанию королевской четы прожить 93 года вместе, желание прожить вместе еще десять лет, то есть 103 года. Ну, конечно же бриллианты горели огнем! Лишь король Георг улыбался. Он-то знал, что выбрал для короны бриллианты уже утратившие блеск и принесенные ему из казначейства для списания, ибо они не могут уже употребляться для создания ярлыков императора. "Это значит, - писали в газетах: - Что наш император и императрица считают, что каждый год их жизни и жизни их родителей привели Великое Королевство Британии к богатству и роскоши лишь через непосильный труд и заботу над тем, что полно трещин и плодоносит с таким же трудом, как и английская земля." Ну, конечно, же корона сразу стала легендой, а королева Мария передала ее в дар музею ибо желающим увидеть совершенство было бесчетно много.
Так вот.. Голландский ювелир, которому принесли на оценку небольшой бриллиант с 103 гранями, конечно, сразу же обратился в полицию. Предоставивший бриллиант оказался жителем Испании! Но самое страшное случилось позже! При обыске на квартире задержанного были обнаружены поддельные облигации, поддельные банкноты, во множестве детали драгоценностей и... несколько останков женщин. Останки по мнению задержанного случились из-за невзаимной любви его товарища к женщинам с улицы Красных фонарей. Преступники немедленно были этапированы в Лондон, а по указанному задержанными адресу в Испании был также произведен обыск. На вилле в Испании были обнаружены и остатки короны королевы Марии (большая часть бриллиантов была попросту выкорчевана из изделия), и шедевры мировой живописи, и опять-таки во множестве поддельные облигации, банкноты, документы.
- Так что теперь, - довольно намазывая черный хлеб, разрешенный в пост, тутовым вареньем, заявил Кароль Ян: - Ульянов и Керенский находятся под судом в Лондоне, а Троцкого содержат в Барселоне. Они даже этапировать в Лондон его боятся! Говорят, он - опасейший из преступников. Убил одного жандарма при аресте и, вообще, у него кладбище вокруг дома. Совершенно неожиданно, что за люди! Как можно воображать себя правителями целого государства, подделывая документы и наслаждаясь убийствами падших женщин!
- У нас в Англии это называется "удачно поохотиться на лис", - рассмеялся Чилстон: - О чем, видимо, свидетельствует моя лисья шуба!

Казалось в тот вечер, что мучения Алеши закончены. В январе начинался суд и уже к Пасхе обещались подарки.
- Там глядишь и коронацию Алеше проведем, - улыбнулся Агафангел: - Даже не ожидал, что при своей жизни доведется дождаться.
Алеша, уже привыкший к спокойной ярославской жизни, к урокам в семинарии и вечерним чтениям с князем Щербаковым даже несколько расстроился. Так уж полюбился ему спокойный быт. Да не тут-то было. Хоть и грозит Керенскому  австралийская каторга, а Ульянову пять лет тюрьмы да не закончилось на том непоколебимая власть Ленивцев.
- Мы закрываем границы! - стукнул кулаком по столу товарищ Горбунов: - Ни одного посла в России больше не будет! Мы еще отомстим за наших братьев!
Уж сколько ходоков перебывало в те дни у Агафангела в Ярославле, сколько поймали наемных убийц у семинарии да проблема случилась в другом. Летом 1923 года поднялся во Франции, в Париже шум: арестован российский свободный мыслитель Керенский! Видимо, полагали бунтовавшие, что древние препирательства соседеней французов и англичан скажутся на отношении к ситуации общества. Среди бунтовавших были и люди высшего света России. То ли заплатили им хорошо, то ли пригрозили.  Тем же летом пропал из страффордской тюрьмы Ульянов. Дело для Англии нередкое, но все же неожиданное. Приказал его король Георг стеречь пуще глаз, а не вышло. Сбежал. И хорошо дело, если б просто сбежал. В октябре 1923 года пришло королю Георгу письмо от Подвойского и Горбунова. В письме значилось: "В английских застенках замучен наш товарищ Ульянов, бывший хорошим юристом и почти добившийся от королей и церковников предоставления денег трудовому народу. Скоро об этом узнает вся страна и царевича вашего прилюдно повесим." 

Здравствуй, Советская власть..
- Не к удаче была моя лисья шуба, - помрачнел посол Чилстон, узнав, что подожгли в Лондоне его дом и чудом удалось спастись жене и шестерым детям, а отцу спастись не удалось.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz