- Как же это я так не догадался сразу в Ярославль-то вас двоих повезти! - сокрушался всю дорогу Троцкий Керенскому: - Ты же посмотри, Саша, как все хорошо складывается: вчера мы в Троице-Сергиевой Лавре за Сергия заплатили двухстами жизнями! Сегодня за Алексия в Свято-Алексиевской расплатимся! Каждый по своему имени получит! А завтра и во все в Спасо-Преображенском наш Спас повторим! После этого ты, Алеша, нам любые бумаги всю жизнь подписывать будешь! И ведь смотри: никто из них от тебя не отказывается! Все на крест идут! Сколько этих.. идеалистов там! В Бога верят! Это просто замечательно, что вы Илью Владимировича привезли! Такой специалист нам просто необходим!
Алеша, слушая эти слова, закрыл глаза. Рука Сергия осторожно пригладила его волосы.
- Да, надоели они мне со своими судебными придирками, - Троцкий досадливо пришпорил коня: - Все им не так. И страной никто не управляет! И денег никто не собирает! В стране, видите ли, безобразие! Никто не работает, людей прямо на улицах убивают и никто в защиту не выступает! Что у Вас за страна и армия говорят такие..
- А там, Лев Давидович, еще и Феодоровский женский монастырь есть. Можем за Алешеньку нашего дважды расплатиться жизнями-то. По чину и за него, и за матушку, - оторвавшись от карты и, потрепав мальчика по щеке в явном старании быть полезным Троцкому, произнес сухой рыженький человек, расположившийся на одной телеге с Сергием и Алексием. Лицо мальчика исказилось, а новоявленный помощник улыбнулся: - Как Вам такая идея, Алешенька? Вам явно меня не хватало, Лев Давидович! Явно! Надо только решить - куда мы сначала отправимся? В какой из монастырей.. Кому больше чести отдадим: Алексию или Сергию? Или дамам?
- Там еще и.., - начал бы Алеша задиристо, но Сергий крепко сжал Алешу за руку под овчиной и мальчик осекся.
- Что? Что там еще? - хитро прищурился, нагнувшись к нему Илья Владимирович: - Ну-ка расскажи..
- Там еще иконы в монастырях очень красивые. Черные со светлыми ликами! С двенадцатого века хранятся! Вам разбойникам в самый раз!
- Что, значит, черные? - обомлел юрист из Женевы: - Мрачные что ли?
- Это для Вас мрачные, - буркнул Алеша: - Там хоть и простыми красками лики написаны, а на черном смотрятся, как золото. Кажется, что сияют! А черная краска сохраняет панкрас и иконы можно без окладов содержать! Они с двенадцатого века без окладов стоят и не разрушаются! Спас в Силах мне очень понравилась, как бы ни красивы были Рублевские лики, а он более уверенный. Может потому что на темном фоне, святость же всегда пробивается сквозь тьму невежества или неверия.
- Прекрати рассуждать, как монах, - снова потрепал его по щеке Илья Владимирович: - Ты - царьи должен рассуждать, как царь. Смотреть надо на золото. Послушайте, Лев Давидович, а что мы туда едем, если там иконы без золота и без окладов? Мы может быть неверно выбрали губернию?
- За то там иконы двенадцатого века, - Ворошилов подъехавший на коне отобрал у Ленина карту: - Все древнее ценится. Я вот у Льва икону видел, католическую. тоже век двенадцатый или одиннадцатый: мазня мазней, блеклая, ни черта не видно, а говорит за нее Папа римский такие деньги предлагали, когда он показал. Караваджо какой-то. Говорит, что они у вас стоят разрушаются. Мы не пожалеем средств. Все выкупил! Может и за эти заплатит. Лет через сто! Будет нашим детям на что пожить! Илья! Ты бы сел в машину! Даром что ли тебе Керенский выделил! Что ты на телеге трясешься!
Белый Бентли и впрямь ехал неторопно и рядышком с телегой. Подарок короля Георга, первый испытательный образец 1916 года, так полюбившийся Алеше и Николаю. Теперь был забрызган с ног до головы, но все также впечатлял своим роскошеством. "Царская любимая машина, Илья, - похлопал Керенский по капоту машины: - Тебе передаю, почувствуй, что он чувствовал".
- Ты монастыри смотри, Всадник, - одернул его Троцкий: - Вы думаете, отче, я не понимаю почему Вы нашего юношу одернули? Там монастырь есть в центре? Видимо. Думаете спастись кому-то удастся?
- Да ну брось, Лев, - передал ему карту Ворошилов: - Сколько мы городов взяли, ни в одном с нами ничего не случилось. Поедем сначала к девкам, погреемся!  А на утро уже к митрополиту.. Заодно и Саша на сдогнать успеет! Отличную акцию проведем: только он из Троице-Сергиевой все эти книги да дары перевезет, а мы тут ему на блюдечке с голубой каемочкой 12 век. Черные и без золота! Тот же Караваджо! Илья, ну поддержи меня!
- А что, - потянулся Ленин: - Иногда надо менять тактику. Погреемся, а потом войдем в город героями, освободившими их от монастырей.

Впереди уже показались купола Свято-Алексиевской пустыни. Что уж тут рассказывать.. до утра кутили герои. Ели запасы монастырского провианта, пили монастырское вино, рубили монахам головы...
- Отрекайся от веры, Алеша! Не веришь в Бога - церковь тебе не регент! Ну да брось! Смотри! Люди же! За тебя на крест идут! А тебе лишь написать "я - атеист"!
Погуляли они хорошо: проснулись к обеду. Собираться-не собираться или Керенского подождать... И куда ехать? В женский Толгский или в Спасский, или в Федоровский. После вина головы болят да и на улице слякоть. Солдаты ноги промочили. Еще денек подождать решили. К вечеру подъехал и Керенский. Стал ругать за остановку. Подняли солдат в ночное. Построились, собрались, машины завели .. Две версты отъехали и видят с горы шеренга за шеренгой монахи спускаются. Черные под светом факелов и фонарей. Со всех обителей Ярославских и Ростовских собрал Агафангел иноков и мирской люд с ними, прослышавший что творилось в обители. Вот так на полпути и половили всю нечисть. Скрутили да свинтили и потащили в Ярославль. Ворошилов с Троцким даром что на конях - быстро ускакали.. А вот Керенский с юристом попались. Машины в грязи увязли. Сам же Агафангел с Сергием и Алексием и главой Переяславля, пославшего митрополиту нарочного при известии о трагедии в монастыре, направились с мирянами в город. Судить да рядить как дальше жить.
С утра же стал возвращаться митрополит в Ярославль да тут и нарочный от Троцкого подоспел. Войну объявляет. Дескать недолжно инокам бороться с армией и с народом.
- Да где ж это армия! Два взвода и один генерал! Управы на вас нет! - взмахнул руками Агафангел: - Да где ж тут весь мир!
Да все-таки начал переговоры с мошенниками дабы вернуть книги и дары, украденные из Троице-Сергиевой Лавры. Дорого взял за преступников: все книги церковные вернул.. ну а дары.. думал: вернется еще нормальная власть, вернуться и дары в Церковь.
Так в марте поселился Алеша в Спасо-Преображенском монастыре Ярославля под приглядом митрополита Агафангела да при лечении Сергия. И добились при переговорах и при судах, чтобы хотя бы нормальное правительство появилось в государстве. Хотя бы о нем в газетах напечатали.. да Указы в газетах выпускали, а не так просто: ни налогов, ни указов.. никто и не знает как страна живет.
"Владимир Ильич Ленин" значилось в статье и под привезенным Керенским Алеше и Сергию правительственным Указом.
- Как же так? - удивлялся Алеша: - Они же его все время Ильей Владимировичем называли. И про гибель папы тут все неправильно написано
- Видимо, такая у нас теперь власть, - вздохнул Сергий: - Да не войска же поднимать. Кто ими руководить станет?
С того и начал Агафангел переговоры с армейскими генералами... с теми, которые из Парижей поприезжали и с теми, кто в других странах отдыхал, пока царь под судом. Было их трое, что согласились... Да дойдя до Ярославля потребовали ярлык на золото да ярлык на княжение. И не у Ленина, какой у того ярлык, а у Агафангела!
Не дал Колчаку ярлык Агафангел, заругался ярославский мир: "Что ж ты за генерал такой, что у царевича-сироты  отбираешь и золото, и память об отце? Зачем пришел?"
Разозлились Колчак, Врангель да Деникин, что не дают и им власти и золота. Погромили Петровский монастырь да разъехались, кто в США, кто во Францию, кто в Константинополь. Добиваться правды уже от Константинопольского экзархата - рассказал им Агафангел, что он главенствует над Русской Православной церковью. Константинопольскому патриархату вопрос о регентстве и разрешать. Вот так и прошел 1919 год.. Не выдержал сын Альфреда, и один из внуков Виктории и Альберта, Сергий. Понял, что убьют малыша. Решили они с Георгом и другими королями расплатиться за малыша.. из британских средств, а малец не едет из России. "Как же я Родину брошу? Как же оставлю, если они все говорят, что скоро никто не будет знать, как папу убили. И армия у нас не такая! Вы же сами видели, как Алексеев капитана расстреливал. Там! В Орле! Я своего добьюсь: все будут знать правду и про Керенского, и про этого Илью Владимировича, и про Указ о смерти папы!"
А на деньги королей.. начался строгий мирный режим: НЭП... при пригляде Сергия, да заверительстве всех королей на каждую сумму.. А Церковь запретили.. Если не стал царевич атеистом, то будут ими все граждане.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz