Сбежавшие из России, летом 1918 года, мы, по приглашению императора Вильгельма II, прибыли в Мейсен,
     - Мы задумали потрясающую интригу с Альбертом, - восторженно говорил он: - Григорий верно записал на своих пластинках, что Ваших русских друзей более всего волнует золото, роскошь и безнаказанность! А мы, германские императоры с древних пор знаем, как бороться с подобными безобразниками!
     И он указал рукой на украшающий хребет Альтенберга белоснежный замок Колдиц. На безоблачной синеве германского неба замок сиял подобно чистейшему листу бумаги и этот вид успокаивал меня от всех прегрешений оставленных в России. Как можно было увязать этот замок с Его Королевским Величеством королем Бельгии Альбертом I я не ведал, но историю замка знал прекрасно. Утомленные набегами разбойных людей из Померании, строители и рудокопы Саксонии испросили у герцога Масенского Дмитрия I спасения. Поймать разбойников во множестве и рассредоточении прятавшихся в горах и лесах казалось очевидно невозможным. Тратить же силы на рейды сквозь леса немногочисленными отрядами риттеров было делом гибельным. Пока герцог ловил разбойников в одной стороне, они жгли и уничтожали города на другой. Дмитрий был руководителем разумным и создал совершенно необычный способ для обучения разбойных людей. Правда, затея его была непосильна для бюджета простого герцога Мейсена и он обратился за помощью к Императору. В чем же состояла затея? Затея была следующая. Построить прекрасный белоснежный замок на 700 комнат, где с удовольствием и радостью могло бы разместиться множество людей конных и пеших. В коридорах замка повесить самые лучшие картины и выставить самые богатые драгоценности. По возможности украсить убранство замка золотом и серебром и самыми богатыми тканями. Создать также в замке множество тайных, межстенных и подземных ходов. И ежегодно устраивать в городе, где будет выстроен замок праздненства для бедного люда. Бесплатно в течении месяца или двух выставлять на площади явства и напитки в честь богатого хозяина замка. Все эти два месяца хозяин непременно должен находится в замке и вокруг люди и жители города должны носить в замок тяжелые деревянные ящики. Город же и его жители непременно должны происходить из княжеских родов и иметь совершенство в военном обучении. Разбойники, по идее Дмитрия, проведовавшие о богатстве, привозимом в замок, определенно, соберут основные силы, чтобы захватить богатства. И силы эти будут немалые. Так большую часть разбойных людей можно будет выманить из лесов. Только гость, купивший замок непременно должен быть не известен Померанцам и происходить из как можно более дальней от Мейсенского герцогства части Германии. Замок, строительство которого начал еще Фредерик Барбаросса, был уже почти готов, но Дмитрию было необходимо знать не отказался ли наследник императора от идеи, поддержанной его великим предком. "Ну и ловок же ты, Дмитрий, - посмеялся Рудольф I: - Мало того, что хочешь пристроить замок, который построен твоим чересчур хитрым родственником, настолько хитрым, что его гостевой замок, видимо, никогда не ждал приличных гостей, но и планируешь выручить средства на его ремонт и сделать его самым известным за счет императора и других герцогов. Неужели ты думаешь, что твоя затея удастся?" "Так ведь, Ваше Величество, замок находится на границе с разбойничьим регионом, тревожившим не только нас, но и всю Европу. Неизвестно насколько достойных гостей ждал мой предок, но для исполнения его плана требуется правитель несомненно смелый и достойный. Ведь мы не знаем ни когда соберут основные силы разбойники, никогда они решат напасть. Возможно, это случится, когда в замок привезут первые ящики с драгоценностями. Возможно, когда первые этажи будут украшены. А, возможно, и лишь тогда, когда гость оставит замок". Большего храбреца, чем герцог земли Люнебурга Альбрехт I, Германия тогда не знала, да и расположен Люнебург от Майсена, более всех земель. Как бы то ни было, но сложности Дмитрия Альбрехт находил понятными, видимо, ввиду пограничности своего региона. И с удовольствием принял приглашение герцога Майсенского сыграть в покупку замка Колдиц. "Возможно, следом за теми разбойниками, что беспокоят Вас появятся в Майсене и те, кто тревожит Германию с западной стороны. Вы уж не обижайтесь на наших разбойников," - улыбался Альбрехт I на подписании договора о покупке Колдица.
     Так и вышло. Спустя восемь месяцев после начала восстановления Колдица напали на замок первые разбойники. Альбрехт I, спасся тайными ходами, и нанес удар. Число разбойников было малым, 80 человек, и отряды Альбрехта и Дмитрия без труда справились с ними. Разбойники притихли, а друзья, украсив замок, принялись возить из Люнебурга в Майсен тяжелые ящики с углем. Несколько нападений было на конвой Люнебурга. И становились эти нападения все многочисленнее и жестче. Когда число напавших на конвой достигло 120, герцоги перестали возить ящики и устроили в Майсене пир, на который был приглашен и сам император. Каково же было удивление, когда в разгар пира в город ворвались разбойники числом более тысячи. Чудом удалось попрятаться императору, храбрым герцогам и горожанам в тайных ходах. Основная же хитрость Колдица состояла в возможности переговариваться находящимся в стенах путем воздушных ходов для голоса. Пока разбойники искали повода для пира и копи с богатствами, герцоги и войско, спрятанное в стене, сгруппировались для нападения. Так в один вечер Померания и Европа были очищены от "разбойников из леса".
     Пересечение имен Альберта I и Альбрехта I, определенно, наводило меня на мысль о затее Вильгельма, но полностью распознать ее я не мог. Необходимо ли нашим врагам в России золото? Деньги? Они награбили столько, что им хватит до скончания всех веков.
     - Воздушные ходы для голоса, - улыбнулся Вильгельм: - Вот что навело меня на мысль о Колдице. Натаниэль, конечно, весьма неразумно поступил, собрав эти фонографические записи. Тем самым он лишил возможности нормально существовать один из крупнейший банков, в который вложены средства всех королей. Нас ждут либо постоянные юридические проблемы, если враги окажутся хитры, либо реки крови, если противники окажутся сильны и жестоки. Кровь возле наших судов и фонографических записей Георга лилась уже неоднократно, теперь она льется вокруг банка Ротшильда. И те, и другие претерпели множество нападений лиц, заинтересованных в том, чтобы отобрать у них фонографические записи. Но никто не тронул журналистов, которые распространяют записи. Значит, наши противники не глупы и понимают, что, юридическую силу имеют лишь оригиналы записей. Рано или поздно похищение удастся и тогда мы окажемся не способны доказать идентичность голосов, когда бы возможность этого доказательства не была изобретена. Мы должны спрятать оригиналы записей на десять лет, а лучше на восемьдесят. Нам необходима возможность сохранить их для следствия над убийством Николая.
     - Но через восемдесят лет мало кто из участников будет жив, а дети и внуки будут неподсудны! - горячо возразил князь Григорий.
- За то, и Вы, и мы сможем восстановить монархии и дать народам жить спокойно. Меня тоже тревожат, Грегори, - лицо Вильгельма стало печальным: - Кто-то раздувает шумиху в газетах вокруг наших вложений в Банк Ротшильдов. Думаю, вокруг меня планируют провести тот же круг событий, что провели вокруг Николая. Возможно, это ждет Альберта и Георга. Хотя их монархии бедны и, возможно, разбойничья угроза их не коснется. Я же пока предпочту избежать пути Николая и перестать быть монархом, чтобы через десятилетия мои внуки смогли возродить две прекрасные державы, очищенные от разбойников. Но, несомненно, ни я, ни Эдмонд не дадим этим зверям ни пфенинга.
     Посмотрев в почерневшее лицо князя Распутина, Вильгельм и сам не веселый, ободряюще добавил:
     - Но мы приняли одно важное решение. Керенский, несомненно, надеется на следующем суде вновь выйти сухим из воды, ибо он не знает о том, что бельгийские юристы приняли норму, в соответствии с которой наличие факта убийства и наличие факта поименованием жертвой своего убийцы либо насильника, записанное фонографом, является доказательством обвинения. Поэтому многие из тех, кого Керенский привезет на суд будут осуждены.
     - Но их поддельники, непременно, кинутся на спасение! - возразил я.
- Вот тут-то я и приглашу их в Колдиц. И в этом, мои друзья, Вам отводится весьма и весьма определенная роль.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz