27 августа 1917 года граф Фредерикс, перевозивший архивы Синода и царских документов в Лондон, возвратился в Россию. Возвратился с ним и князь Григорий Распутин два года пребывавший в командировке с Лондонской военной экспедицией в Африке. До коронации императора Ульманиса оставалось четыре дня и вся страна пребывала в ожидании. Прежде же коронации был назначен День поминовения императрицы, совмещенный с церковным праздником Успения Пресвятой Богородицы. "Завтра! 28 августа! День поминовение нашей усопшей императрицы Александры Федоровны, жены императора Карла I Ульманиса!" гласили расклеенные во множестве на улицах Москвы и Санкт-Петербурга плакаты. "Императрица Александра Федоровна полюбила молочного промышленника Карла Ульманиса с первого взгляда. Ее привлекли заботы Карла о детях и семье, - гласили газетные статьи: - и его потрясающая прекрасная внешность. Даже не зная о его древней императорской крови, она была поражена его благородством, внешним и внутренним. Долго она скрывала свою страсть от императора, но в один из дней покаялась царевичу Алексию, что есть у нее более любимый мужчина, чем его отец, и более любимый сын, чем он, Алексий. Раздосадованный Алексий отдал приказ солдатам и они убили императора и императрицу, не раздумывая о том, что исполняют приказ ребенка, ведь для них он являлся - особой царственной крови. Карл Ульманис, находившийся недалеко и заслышавший выстрелы, ворвался в дом отставленного императора, но спасти уже никого не смог. После произошедшего вернувшийся в свой разум царевич благородно подписал на Карла I трон и удалился с покаянием в церковь. Ныне страна пребывает в руках разумного императора ибо сложно назвать разумными династию Романовых после содеянного царевичем Алексием."

- Я не верю, - просипел военный разведчик князь Григорий Распутин: - Я два года не был в стране, что могло произойти!? Почему люди не выходят на улицы!? Почему не сражаются за царя!? Кто его короновать будет!? Он же в Лондоне в тюрьме посажен был о чем все газеты писали!?
Путь его пролегал к графу Шуйскому, руководителю Комисси по расследованию убийства императора. У графа же Фредерикса были более серьезные заботы. Оставалась еще часть государственного архива, отказанного ему Керенским для перевозки, транспортировку которых еще необходимо было организовать.
- А что, - пожал плечами Керенский: - Перевозите. У нас теперь новая династия. Рюриковичи, а Вас уже все признали безумным. Так что хоть в Лондон, хоть в Берлин.. можете даже в Париж! Я все равно выиграю суд: мы уже нашли тех солдат, которым царевич отдал приказ. И, если Алеша добровольно не подпишет нам Указ о престолонаследии - мы привезем на суд в Париж свидетелей. Все Ваши карты биты!
Фредерикс молчал и просматривал реестры архивов. Был ли он рассержен? Побывав уже в семье Танеевых-Распутиных он прекрасно знал о том,что не только митрополит Владимир и вся высшая иерархия церкви уничтожены в Придворном Соборе Всемилостивого Спаса 19 августа, но и прежде в июле были уничтожены и расстреляны министр финансов Иван Павлович Шипов и управляющий Государственным банком Алексей Владимирович Коншин за отказ в выделении средств Керенскому и его правительству.
- Вы хотя бы издаете Указы о расстрелах? - взорвался Фредерикс после многочасовых насмешничеств Керенского: - Где все эти люди? Где они захоронены? По какому закону наказаны!? Где бумаги!?
Керенский рассмеялся.
- Бумаги!? - он выхватил из рук Фредерикса листок и схватив со стола пера начеркал  на обороте: "Велю казнить графа Фредерикса за вопросы!" и довольный собой протянул лист Владимиру Францевичу: - Вот держите! Приказ о Вашем расстреле! Армия его выполнит и Вы сами не узнаете когда! Заметьте, там нет ни числа, ни подписи! Но с Вами это случится, как с Александром Вторым или с Плеске! Нас мно-о-о-ого! Мы разбойники и нам не нужны бумажки!
Владмир Францевич нахмурился:
- Но для коронации Вам все же требуется Указ о престолонаследии с подписью Алеши? И Вы даже не задумываетесь о том, что в данном случае, в случае малолетства императора Указ должен быть подписан поручителями. Вы даже в газетах уже написали о том, что Алеша подписал Указ. Значит, законы Вы все-таки стараетесь соблюдать.
- Поверхностно, - потянулся Керенский:- Для общества. Чтобы закрыть всем глаза..
Владимир Францевич перевернул бумагу с "приказом" о собственном расстреле. Это был Указ о назначении времени миропомазания Николая Александровича. Миропомазание, стоит заметить, проводилось отдельно от коронации и обозначалось отдельным Указом. Подобная же бумага была ярчайшим историческим фактом разбойничьей власти.
"Вот уж Бог сподобил вчитаться", - усмехнулся про себя Владимир Францевич. Вслух же спросил:
- Простите, а миропомазание господина Ульманиса уже было?
У князя Григория дела обстояли не лучше. Дома у графа Шуйского документов о расследовании, конечно же,никаких не оказалось, а в присутствие он идти отказался, мотивируя свое нежелание нерабочей неделей в честь коронации.
- Неделю подождать необходимо, всего лишь, Гриша, - улыбался тортоподобный граф: - Через неделю присутствие открою и все тебе покажу. И все расскажу. Успокойся. Алесандр Иванович наш от случайной пули пострадал. В канцелярии с солдатом поспорил и тот не выдержал. Сгоряча. Ну да мы того солдата нашли уже, наказали. Анечке его привели в доказательство.
- Ладно, - помрачнел Распутин  да оставив дом графа Шуйского направился прямо в присутствие Тайной императорской канцелярии его Величества: - Уж какой-никакой, а солдатик там на часах стоит. Пусть попробует меня не впустить.
Солдатика-то к Анне Александровне не приводили. Прибыл лично Ульманис с князем Львовым да устроили в доме обыск. Изъяли все документы отца да требовали рассказать, где находятся письма с финансовым содержанием.
- Помилуйте, - говорить Анна Александровна: - Как же можно среди всей переписки выбрать только финансовое содержание.
- Вот и батюшка Ваш так говорил, - смеется Ульманис: - Да плохо кончил.
. Уже после Фредерикс воевал с ними да отбирал документы. Послов подключил. Что-то отбрал, что-то не удалось. Более всего волновали Ульманиса и Львова бумаги, связанные с финансовой перепиской да финансовыми расходами. Их-то до сих пор не отдали. К суду готовились.
В Тайном присутствии и впрямь людей не было. Ни солдатика, ни швейцара. Григорий Александрович же даром, что разведчик и проникнуть в здание труда ему не составило. Многое он там обнаружил: и бумаги по следствию о Николае Александровиче, и имена следователей, ведших дознания да расследования. Думал-думал, Григорий Александрович: переписать бумаги, переписать ли имена да сгреб все в кучу да подмышкой вынес. Так и ходил три дня через тайное окошко. Да из премьер и секунд-майоров, проводивших расследование по делу о гибели императора Николая Александровича, в живых никого уже не было. Только заполненные бланки о гибели императора да действительных статских советников, членов Государственного совета, оставшихся верными императору, в количестве 30 человек. Были в тех списках и Минист юстиции Щегловитов, и Министр полиции Белецкий и высшие чины жандармерии, прибывшие в Клин, 1 марта 1917 года по прошению военного министра Дмитрия Савельевича Шуваева. Многие же высшие полицейские и военные чины были расстреляны при попытке организовать следствие по делу императора. Последним такая участь постигла Директора Департамента Артиллерии Военного министерства Михаила Алексеевича Беляева. Его заявление о принятие на себя функций управляющего Департаментом по особым делам Министерства полиции было обнаружено князем среди бумаг.

1-го же сентября в Санкт-Петербургских газетах появились новости о коронации нового императора. Как писалось, коронация прошла успешно, правда, никто из императоров да королей на коронации присутствовать не смог, ибо в Европе ведется большая война. Да и священников не стал звать "наш великий Карл Ульманис", ибо католик, но "это даже хорошо.. католичество императора поможет примирить дерущихся королей Европы и поможет возглавить их". Указ же о престолонаследии опубликован не был, поскольку "император наш Карл" пожалел царевича и решил "не травмировать малыша публикацией его почерка в газетах". Однако, было опубликовано психиатрическое освидетельствование царевича за подписью управляющего Психоневрологической клиникой Фриндлендом И.П. Возвражения Владимира Михайловича Бехтерева к статье о том, что он управляет Психоневрологической клиникой и доктора Фриндленда ни среди его учеников, ни среди его служащих не имеется  в газете "Ведомости" не приняли. Да в тот же вечер, когда получив отказ на публицкацию возражений Владимир Михайлович возвращался домой на него было совершенно покушение. Газеты же еще несколько месяцев пестрели фотографиями нового императора и его семьи по случаю коронации. Поздравлений от зарубежных императоров в газеты не поступало.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz