Керенский, Милюков и Терещенков достаточно быстро разработали основательный план!
Уже 19 июля в доме на Гороховой появился лично Керенский в сопровождении неизвестных, но шикарно и весьма легкомысленно одетых дам. Каждая из них несла свой подарок цесаревичу. Были там и виноград, и персики, и ананасы, и запеченный рябчик... один...  были и редкие для Санкт-Петербурга личи, были и плоды смоковницы, и хурма. В общем-то, в Петербурге 1917 года все это было, да и стоило примерно, как сейчас, недорого для праздника, недешево для буднего дня. Даром Керенского был ящик игристого шампанского вина!
Митрополит Владимир встретил компанию малословно и согласно уговора провел их в покои цесаревича.
- Если что зовите, государь, - печально поклонился председатель Священного Синода мальчику и удалился к себе.

- Ох уж эти церковники! - довольно и излишне театрально взмахнул руками Керенский: - Совершенно скучные люди! Мы вот принесли шампанское! Надеюсь, сегодня можно выпивать и праздновать? Нет никакого поста?
- Вообще-то сегодня среда, - запинаясь произнес малыш: - Но можно подыскать какой-нибудь праздник. У католиков сегодня день Арсения Великого. У нас здесь на Гороховой гостит Арсений Стадницкий. Он замечательный человек и мой духовный наставник. Мы могли бы позвать его и устроить ему именины. Хотя это, верно, будет не очень удобно и я, к стыду своему, не знаю дня его рождения. Хотя это же католический праздник...
- Ах, оставьте молодой человек! - махнул рукой Милюков: - Я уж старик да и то не так зануден, как Вы сейчас! Давайте устроим праздник без повода! И уж совершенно точно без этих глупых священников! Гуляем! Саша! Открывай шампанское!

Шампанское полилось рекой. Милюков и Керенский обнимали дам, обсуждая как это забавно, заниматься неположенным да неправедным в самом сердце Церкви, в Священном Синоде.
- Сердце церкви в Соборе, - произнес Алеша тихо. Фразу эту он слышал от митрополита Владимира и она ему понравилась: - А вот интересно, ведь в каждом городе свой Собор. Значит, в каждом городе свое Сердце церкви. Это, наверно, правильно. Хотя скорее всего отец Владимир говорил про большой Собор.
Ему казалось, что за своими занятиями эти люди не слышат его, а разговаривая он мог отгородиться от их криков, от их завываний, от их сладострастных стонов. Ему ведь всего девять, а всех их он уже видел.. полгода назад, когда отец заставил бежать его из дома.
- Чтооо!? - рявкнула одна из ближайших  уже совершенно обнаженных дам: - Что ты сказал, сосунок!? Какой собор!? Угомонитесь Вы, чертовы церковники, со своим Собором! Мало мы Вам вешали! Ах! Да подожди! Мы же забыли тебе подарок! Господа! Мы забыли скормить нашему мальчика рябчика! Это же особый подарок!
Дамы на перегонки кинулись за рябчиком, лишь некоторые из них остались ублажать Керенского и Милюкова. Первая из выхвативших кинулась к цесаревичу, но одна из подружек перехватила его у нее. Они свились в сладострастную кучу, пытаясь победить друг дружку. Наконец, одна из них, изрядно вымазанная сочным оранжевым жиром добралась до малыша.
- Жри! - уже лишенный масла бок небольшой птицы ткнули в нос цесаревича: - Жри! Рябчик - это голубь! Символ вашей церковной христианской любви! В ресторанах его, видите ли, в пост не подают! Жри!
Алеша отвернулся. Про голубя, как символ, он знал много. Голубь был любимым символом отца. Голубь... Многочисленные женские руки скрутили Алешу. Какие-то из них выкручивали лицо мальчишки в сторону рябчика, какие-то удерживали вырывающееся худенькое тельце, какие-то просто пытались ударить, ущипнуть, оцарапать. Та страшная ночь, когда убили отца повторялась, но на этот раз он не закричал. Было страшно.. Страшно потерять снова и также внезапно.
- Да отстаньте уже от него! - вяло потянулся Милюков: - Вы же поняли: нас все боятся. Никто не будет слушать россказни мальчишки. Все ждут решения Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства!  Кто убил царя!? С марта ждут! А мы до октября просидим! И отметим Ваше день рождения, юноша! Еще лучше, чем Расскажите мне! Да и что вообще такое происходит в России!?
Внизу зазвенело шампанское, разгружаемое с очередной брички.
- Шампанское! - завопил Милюков и обнаженный кинулся к окну: - Шампанское! Давай сюда, братец!
Алексий не выдержал и вырвавшись из рук дам протиснулся к выходу из комнаты, но убежать не удалось. Дамы повалили его на пол.
- Попался голубок! Думаешь, мы будем ждать пока ты нам деньги подпишешь!
Спас цесаревича только ворвавшийся Арсений Стадницкий. Услышав бричку, он тоже выглянул в окно и обнаженный Милюков, позоривший здание Синода, вывел святого отца из себя. Сильные руки выхватили мальчишку из кучи обнаженных дам.
- Вон! Вон из Синода! - проорал Стадницкий и обратился к жандармам, которых привел с собой: - Арестуйте их немедленно! И в околоток!
Да не тут-то было... Самодовольный Керенский протянул главе отряда жандармов мятый лист бумаги. Жандарм попятился.
- Невелено, - ошалело произнес он, глядя на главу Московской духовной академии: - Невелено с того года, с такими паспортами людей задерживать...
- Ах, невелено! А мне что на их срам смотреть! Под руки тогда и на улицу!
Вот так голышом да с виноградом и выгоняли на улицу шайку Керенского да ненадолго..
Как бы это ни было грустно, но уже на следующий день Керенский с дамами вновь прибыли к Синоду. На этот раз в Синоде присутствовал уже сам митрополит Владимир.
Встретив компанию, митрополит отправил дам домой немедля, ибо был четверг, день постный, и гостям со столь праздными целями в здании Синода делать было нечего.
- На каком основании, - вспылил было Керенский: - Я - законодатель! Я - член правительства!
- И у вас уже фактически в кармане царские монеты, - осадил его митрополит: - Вот что, гражданин Керенский, уж не знаю какой страны Вы гражданства. Через месяц Церковь открывает созванный Помстный Собор. Там будут представители каждой губернии Российского и каждого прихода. Потрудитесь к началу Собора предоставить результаты вашей Чрезвычайной следственной комиссии или боюсь, мне придется от имени церкви подавать в суд на вас и ваше правительство. А Алеша Вас слушать и видеть больше не хочет - многих из тех дам он узнал и утверждает, что именно они учавствовали в бедламе, который вы устроили в Царском Селе. Будет Вам известно, что с этого дня церковь ведет свое расследование.

Стоит ли говорить, что с того дня наемные убийцы неоднократно были схвачены за руку у покоев митрополита Киевского и Галицкого Владимира Богоявленского

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz