38 миллионов царских рублей, как оказалось, заканчиваются значительно быстрее, если их расходует не царь, а целое да еще и Временное правительство.

Уже к июлю месяцу, господа Веселые ребята, как видимо, исчерпали все наличиствовавшие в казне на 2 марта 1917 года средства (ну, кроме золотых монет, конечно). А деньги были нужны... Хотя неясно зачем. Количество провинции Российской империи уже резко уменьшилось, никаких торжественных и дорогостоящих мероприятий таких, как коронация на Ходынском поле не устраивалось.. Но деньги пропали... и на государство явно не хватало. А первый суд относительно регенства над наследником и прав на деньги, прошедший в Лозанне 20 июня 1917 г., оказался провальным.

14 июля 1917 года разгневанные Милюков и Терещенков вновь сидели в покоях митрополита Владимира в Синоде. На этот раз сопровождал его только новоявленный министр исповеданий Антон Карташов.
- Вот мы снова с двумя бумагами, Владимир Никифорович, но в трех листах, - попытался пошутить Милюков: - Обе для нас невероятно важные и обе касаются церкви. Так что мы бы очень просили их рассмотреть при нас.
Митрополит Киевский и Галицкий с удивлением смотрел на три листа терпеливо разложенных перед ним Милюковым.
- Это "Закон о "Свободе совести", постановление о создании Министерства исповеданий и первый законодательный акт нашего Министерства исповеданий "Акт об изъятии материальных церковных ценностей". Ознакомьтесь с ними при нас, пожалуйста, и вынесите свой вердикт: по какому из двух предложенных путей будут строится отношения нашего правительства с вашей церковью, - закончил свою речь Милюков.
- Ну, во-первых, мирское мое имя Василий Никифорович, - недовольно поправил митрополит Милюкова: - А во-вторых, как я понимаю, Государственная дума распущена, на каком же основании предложенные здесь тексты Вы называете законами и законодательными? Они ведь лишь правовые и государственные.
- Это не совсем простой закон, - старательно вежливо продолжил Милюков: - Это государственно-важный закон. Мы должны принять его чем раньше, тем лучше. Вполне, возможно, что Священный синод рассмотрит его на своем заседании и примет, как церковный канон. Это было бы актом согласия с нашим правительством, а согласие в это непростое время крайне необходимо и Вам, и нам.
- Ну, до Вашего появления в России, время ее было неплохим, - проворчал председатель Священного Синода.
- Вы вчитайтесь, вчитайтесь, - продолжал Милюков, сделав вид, что не заметил замечания митрополита: - Видите: пункт 2 Закона гласит "Принадлежность к вероисповеданию малолетних, не достигших девятилетнего возраста, определяется их родителями. При отсутствии соглашения родителей, малолетние принадлежат к вероисповеданию отца. При раздельном жительстве родителей, дети принадлежат к вероисповеданию родителя, при котором они находятся. Помнится, когда я встретил цесаревича в первый раз, ему было всего девять лет. Тогда же я впервые встретился и с Николаем Александровичем, но ничего не знал о Вас и церкви. Поэтому, как мы понимаем, никакого соглашения о принадлежности Николая Александровича Русской православной церкви нет и у нас есть тому два свидетеля. При случае, мы вполне можем доказать в иностранных судах, что Николай Александрович являлся атеистом и поэтому передал регентство над цесаревичем под принудительным давлением с Вашей стороны. У нас есть свидетели.
- А у нас есть крестильные книги, - рявкнул митрополит: - где заносится и время, и дата крещения, и полное имя крещаемого с родителями и восприемниками. Восприемником и государя-императора, и цесаревича являюсь я сам. Да и свидетелей на Крещении бывает поболе, чем на ваших тайных визитах.
- То есть вы отвергаете первый путь, - хитро прищурился Милюков: - Хорошо, примерно, этого я и ожидал, но учтите сей законодательный акт будет сегодня же опубликован и признан, не смотря на отсутствии Вашей подписи, и надеюсь, что суды будут благосклонны к новой стране, которая столь внимательна к законодательству, а суд, хочу я Вам сообщить, состоится уже 27 июля в Лозанне и там необходимо присутствовать Вашему представителю, как стороны опекунов.
- Да позор Вы стране несете! Какое новое законодательство, сударь! Вы какой бардак лично устроили в Законодательном органе, что императору изгонять Вас пришлось! И сейчас! Не может быть законодательства без законодательного органа! Мне ли.. человеку темному и церковному Вам это объяснять! Вы же все-таки университет заканчивали, а не духовную семинарию да какую-то духовную академию, как я. Мне ли Вам объяснять, что церковные каноны принимаются Соборами, а не Синодами.
- Ну что Вы, - стараясь демонстрировать дипломатичность с хитрой улыбкой развел руками Милюков: - Что Вы! Мы прекрасно осознаем, что церковь - важнейший законодатель и внутренний, и международный. Но нам все же бы хотелось строить наши отношения с обществом на новой основе.
- Что же это за общество из 9 да 14-летних?! - возмутился Василий Никифорович: - Вы уж так прямо и заявите, что постановление правительство написано для того, чтобы Правительство могло получить регентство над цесаревичем и распоряжаться его деньгами.
- Это все же Закон, - настаивал на своем Милюков: - и уже сегодня он будет опубликован, а Постановление - это второй путь. Вот он лежит перед Вами в двух бумагах. Первая - действительно Постановление Правительства о создании Министерства Исповеданий. Это Министерство отныне будет руководить церковью. Вторая бумага - постановление уже созданного Министерства "Об изъятии материальных церковных ценностей". Нам меньше всего хотелось бы идти поэтому пути, но боюсь Вы будете вынуждать нас к этому.
- Но послушайте, - митрополит Владимир, изучавший циркуляр Правительства о создании Министерства исповеданий, изумленно поднял глаза на Милюкова: - Что же это Вы здесь пишете, что "признаете решения Первого Ватиканского собора 1870 г. действительными и направляющими для Германской Империи"?
- Как для Германской!? - подскочил Милюков
- Да это Вы, верно, забыли удалить впохыхах, - качал головой митрополит: - У Вас тут вот в пункте 8 даже есть список культов, которые необходимо финансировать, и среди них значится Русская православная церковь. Все же Германская империя всегда относилась к нам благожелательно. Что же будете финансировать нас, в соответствии со своим циркуляром или мне вторую бумагу посмотреть?
Впрочем, не дожидаясь ответа, митрополит взялся за вторую бумагу. "Акт об изъятии материальных церковных ценностей" был еще короче "Закона "О свободе совести"". Всего каких-то три пункта: назначить комиссии в регионах - донести до епархов - изъять все ценные вещи.
Лицо председателя Синода почернело.
- Послушайте, батенька, - произнес он, протягивая напечатанный на машинке лист Милюкову: - Что же это за акт? Вы хоть представляете, что такое церковь? Да у нас каждый предмет освящен и записан! Мы же не в бирюльки играем! Вы что изъять хотите? Золото!? На переплавку!? Да будет Вам известно, что большинство наших предметов прихожанами куплены или созданы! Церковь себе такого никогда не позволяла и позволить не может! Посему мы каждый дар регистрируем! Вы что народ обидеть хотите? Здесь же даже нет формы, чтобы записывать, что за вещь была изъята! Про то, что причины изъятия и куда изымается предмет не указано, я уже и не спрашиваю. Как Вы можете такие документы мне приносить!? Как можете мое время отымать!?
- Позвольте! - Милюков вырвал листок из рук председателя Синода: - Здесь указано! Ценные вещи церкви изымаются в казну!
- В казну!? - председатель Синода встал в полный рост: - А что же сразу в казну!? А где учет!? Вам зачем министр финансов нужен!?

Листок с тремя пунктами оказался под носом Терещенкова:
- Вы министр финансов или кто!? Как же Вы своими сахарными заводами управляли!? Какой же Вы землевладелец!? Как Вы учет на своих предприятиях и зелях ведете, если такое мне приносите!? Как Вы свои земли учитываете!? Кто Вы, господа!? Что для Вас есть казна?! Да что же Вы за Правительство такое! Видимо, поторопился я все же со Священным Синодом признать вас, ну да будет время исправлю ошибку
Отшумев Митрополит Киевский и Галицкий, председатель Священного Синода, направился к своим рабочим документам и спустя минуту положил перед Милюковым и Карташовым бумагу с поименованной формой:
- Вот, - сказал председатель Синода раздраженно: - Форма инвентаризационной описи церковных предметов возьмите и разработайте форму для Вашего изъятия. Даю Вам на это два месяца. Учитесь, господа. Даст Бог и из Вас толк выйдет.

Подобного отношения к себе Милюков уже не выдержал:
- Да как Вы смеете! - закричал он: - Как Вы смеете мне указывать! Как Вы смеете меня учить! Меня народ в Думу выбрал! Я - народный представитель! А Вы меня законы писать учите!
Милюков спешно собрал бумаги:
- Вы испытываете наше терпение! И не думайте, что это продлится долго! Если мы не выиграем суд в ближайшее время - мы устроим Вам и церкви личный террор! Ваша судьба будет длится не дольше судьбы Николая! Вы еще узнаете, что такое война!

Вот с этими словами, Милюков покинул рабочий кабинет председателя Священного Синода митрополита Киевского и Галицкого Владимира Богоявленского. Стоит лишь заметить, что Керенский, выслушивая доклад Милюкова, отметил, что для получения денег есть еще и первый путь.
- Вот, - довольно расстянулся Керенский на троне: - Пункт "7. Малолетние в возрасте свыше девяти лет не могут быть переводимы в другое исповедание без их согласия. " Мы дождемся 27 октября! В этот день цесаревичу исполнится десять лет и мы добъемся от него смены вероисповедания! Я не зря включил этот пункт в наш "Закон о свободе совести",* Павел Николаевич! Да черт с ним! Пусть будет напечатан, как Постановление! Сегодня 14 июля 1917 года! Я - все равно гений юриспуденции! Гений психологии! Наша задача теперь до дня рождения! По нашему это будет половым созреванием! Просто объяснить мальчику, что такое церковь, как скучно все время общаться с этими пожилыми мужчинами в черном!  Хотя тут нужно разработать стратегию! Как лучше поступить! Возможно, лучшим доказательством будет оставить его один на один с этими стариками! А возможно - нет! Возможно, мы все время будем рядом! Он поймет, как мы умны, прекрасны!  И будет с нами! В конце концов, да! Мы юны и беззаботны! Но он ведь тоже совсем юн! Мы найдем общий язык! Необходимо срочно это обдумать! Давайте соберем совещание!

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz