Утром 3 марта 1917 года на руках у председателя Священного Синода митрополита Владимира Киевского и Галицкого были два списка, каждый из которых отражал возможный состав Временного правительства. Царя в России уже не было.
- И что мне с этим необходимо делать? – спросил Митрополит Киевский князя Львова, принесшего документы.
Ну, конечно же, на документах не было ни одной подписи, тем более никаких ярлыков (то есть печатей). Это были два простых листа бумаги, на которых от руки быстрым почерком были написаны фамилии.
- Нам нужно знать: какому из составов Правительства Вы доверите ярлык на владение казной. Вы можете выбрать любой. Ваша задача – только отдать нам ярлык и стать поручителями в возможности обналичивания средств, - Львов оглянулся на Милюкова и Терещенкова: - а наши министры иностранных дел и финансов уже решат, как поступать с иностранными банками.
- Значит, у Вас кандидатуры министра иностранных дел и министра финансов в обоих списках совпадают, - митрополит Владимир  недовольно положил перед собой оба списка. Кандидатуры действительно совпадали.
- Да, совпадают, - решительно произнес Львов: - И не будем скрывать, что это самые важные для нас люди. Мы пришли сюда, чтобы отобрать у Вас деньги, незаконно экспроприированные Вами у жителей Германии и России и передать их народам этих государств.
- Мы считаем решение Николая II о передаче прав на управление финансами церкви юридически ошибочным, - произнес сухощавый молодой человек: - Кстати, должен Вас уведомить, что в нашем Правительстве я буду занимать пост Министра юстиции. Мы знаем, как важно нашей церкви соблюдения законодательства, поэтому я, видимо, буду являться для Вас самой главной персоной. То есть со мной Вам придется общаться больше всего. Я тоже есть в обоих списках. Правда, во втором списке я нахожусь еще и на должности Главы правительства. Вы не считаете мудрым решением совмещение постов Главы правительства и Министра юстиции?
- Не считаю, - митрополит Владимир поморщился: - по мне каждый человек должен заниматься своим делом, что касается денег, то я этот вопрос решить не в силах, ибо являюсь лишь распорядителем. Основной же суммой денег распоряжается Совет попечителей цесаревича и вам необходимо согласие всех поручителей, чтобы деньги были переданы в ваши руки. Или же можно подать кассационную жалобу в международный суд, тогда знающие люди и на посту министра иностранных дел, и на посту министра юстиции, и на посту министра финансов вам пригодятся. Что же касается поручительства церкви, то мы заверяем только мнение цесаревича, а его Вы можете узнать только после совершеннолетия. Возраста совершеннолетия я, к сожалению, не знаю – он устанавливался Советом попечителей.
- Да как же так можно! – подскочил Керенский (а именно ему предстояло стать министром юстиции): - В казне чистых средств 38 миллионов рублей, а остальное все в монетах!
- Всего 38!? – рассвирипел Митрополит Киевский: - Да будет Вам известно, что это два годовых бюджета державы и двенадцать годовых бюджетов Священного Синода и это при том, что люди деньги несут в Церковь значительно охотнее, чем сдают налоги. Мы от людей отдаем государству то, что церкви предназначается, потому что нам с избытком. А Вы вчера банкет закатили на всю сумму!? Или по карманам растащили!? Вон! И немедля!
Да-да, они выходили ругаясь, обвиняя и требуя возмещения ущерба за то, что на них накричали.. Ну да это не страшно..
Спустя сутки, остыв, председатель Священного Синода прислал князю Львову (список возможного Временного правительства № 1) извинения и уведомил его, что начиная с 4 марта 1917 года Синод принимает новую формулу поминовения властей «О поминовении благоверного Временного правительства». Стоит заметить, что это было чрезвычайно важным решением, ибо им Синод и Церковь действительно подчинялись государственной власти и признавали государственную власть. С учетом же оглашения решения Синода в церквях, уже спустя день, вся страна знала, что управляет государством новая власть. Также 3 марта 1917 года Синод принял решение о поминовении убиенного императора Николая Романова.
Ну, а начиная с июля 1917 года Временное правительство стало требовать деньги уже с церкви.. видимо, двухлетний годовой бюджет был исчерпан.. куда делись налоги, собираемые в казну с февраля по апрель 1917 года, неизвестно также.

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz