Николай Александрович, хоть и был Вторым тишайшим, но ироничности ему было не занимать. Получив письмо кузена Вильгельма, император не пренебрег возможностью ознакомить Николая Николаевича с текстом.
Приглашенный вместе с Милюковым, Родзянко и Пуришкевичем (более других старавшихся в Думе за военную компанию) для семейного чтения Золотые Аксельбанты надувал щеки и сжимал кулаки. Выслушивать насмешничества Вильгельма и Николая над попытками генералов организовать военный поход на Германию было ему явно крайне неприятно. Особенно, в присутствии ряда бывших министров Царского правительства. 
- Так что, Вы вполне можете направить 50-й корпус для волонтерских целей по возвращении из Шампани, - улыбнулся Николая Александрович: - Я попросил графа Воронцова переписать для Вас письма нашего кузена. Так что на досуге можете развлечь себя и свои семьи прекрасным чтением.
Министр императорского двора граф Илларион Иванович Воронцов преподнес на подносе копии писем. Каждое письмо было аккуратно перевязанно тонкой лентой. Какие-то желтого цвета, какие-то зеленого, какие-то фиолетовыми. Стот рассказать, что в данной ситуации граф Воронцов допустил вольность. Преподнося Николаю Николаевичу письма с оранжевой лентой, остальные он не стал распределять между визитерами, а дал им возможность выбрать себе свой собственный цвет. Идея этой вольности, в самом деле, принадлежала графу Фредериксу, командующему Императорской Главной квартирой (то есть командующему Генеральным штабом Императора). Рассерженный безобразиями в Думе и вольностями с направлением экспедиционных корпусов в иные страны без разрешения Императора и командующего Главной квартирой, Фредерикс решил показать думцам на сколько плохо они знают устройство российской жизни. Илларион Иванович был не совсем склонен следовать просьбе своего друга, Владимира Францевича, но.. все же.. все же.. Император идею поддержал. И...
- А что это за ленточки такие нарядные? Вы нам подарки делаете? Поэтому перевязываете письма ленточкой? - решил уточнить Пуришкевич.
- А Вы разве в Государственной Дума письма из Кабинета Министров и от Императора без сигнальных лент получаете? - граф Воронцов откашлялся из-за спины императора.
- Дак вот с лентами! - рассмеялся Пуришкевич: - Видите ли, я себя барышней чувствую! Вы бы еще розочки прикладывали или духи!
- А куда Вы, простите, ленты складываете? - продожал интересоваться Воронцов. - Мы несколько неуверены, что все письма от Императора доходят до думцев. Заведующий же архивом сетует на то, что Вы не сигнальные ленты, не письма императора для копий в архив не передаете.
- А зачем? - изумился Пуришкевич: - Это же мой личный архив. Зачем копии моих писем архиву Думы?
- Затем же зачем копии моей переписки необходимы графу Воронцову, - улыбнулся император: - Вы, Владимир Митрофанович, государственный деятель и несете ответственность за порядок в стране, а где порядок, как не в документах. Особенно, в такой великой по расстоянию стране, как наша. Батюшка мой говоривал, что у государственного деятеля подобное отношение к документам должно воспитывать и вводить внутривенно. Я, видите ли, когда познакомился с Сашей очень переживал даже относительно собственных романтических посланий. Александра Владимировича Адлерберга тогда утомил своими желаниями завести в архиве отдельный реестр для романтических посланий. Ну, на этой прекрасной ноте, я думаю мы и закончим нашу беседу. 
Император встал, давая понять, что встреча окончена, но добавил к своей речи:
- Как Вы полагаю, знаете, желтая сигнальная лента принадлежит думцам, как лицам, приравненым к Министрам Кабинета. Зеленая отмечает копию, сделанную для духовенства, фиолетовая направляется в иностранные посольства, кремовая - военным. Розовая же, как ни удивительно это кажется, тюремным приказам, видимо, к моменту их появления все цвета уже разобрали. Могу сказать, что меня несказанно радует, что никто из Вас не выбрал кремовых сигнальных лент. Видимо, за будущее государственной армии на время суда надо мной я могу быть спокоен.
Приглашенные для чтения переписки Николая и Вильгельма Государственные деятели, конечно же, с удивлением воззрились на выбранные ими конверты. У Родзянко лента была зеленой, все же остальные выбрали фиолетовый или розовый.

Но прекраснодушно окончившаяся беседа имела ужасающее продолжение. 27 июля 1916 года русский экспедиционный корпус, возвращавшийся через Берлинский округ в Россию из провинции Шампань, в полном стрелковом, пехотном и танковом вооружении ворвался в Берлин. Был первый день Берлинской Олимпиады. Русские солдаты крушили и громили ни в чем не повинных горожан, участников игр и гостей иностранных делегаций. Приказ о взятии Берлина отдал книзь Николай Николаевич. Руководил операцией генерал Брусилов. Операция была остановлена силами берлинской жандармерии, императорской гвардии и двух корпусов Берлинского округа в течении дня. Олимпийские игры были продолжены после похорон и поминовений. Генерал Брусилов был задержан и препровожден в Международный суд в Париже. Мировая общественность потребовала ареста князя Николая Николаевича, но этому в России воспротивилась Государственная дума. Отряд жандармерии, высланный императором, принудительно доставил князя Николая Николаевича во французское посольство. Далее князь был препровожден во Францию для суда. Посему и главным занятием Государственной Дума на вторую половину 1916 года стало решение вопроса с международными судами о выдаче Николая Николаевича. Русские офицеры, воспротивившиеся приказу генералитета и расстрелянные собственным руководством, были возвращены в Россию. 3 августа 1916 года Николай II и Алексий прибыли в Могилев для встречи Тела военных, отказавшихся выполнять приказ, и военных, погибших при выполнении приказа, по решению Вильгельма II были расположены в разных вагонах. К удивлению обоих императоров, тела большинства военных, выполнивших приказ, никто не забирал, а в ответах из военных округов на запрос Николая II по данным персонам всегда значилось, что подобное лицо не существует и никогда не существовало в указанном в военном билете месте рождения. Как минимум, в России у многих, из выполнивших приказ, родственников не было.


Перед отправлением в Могилев. Неподдельная фотография Николая II c царевичем. 2 августа 1916 года. Найдена здесь: http://tzarskiy-khram.narod.ru/mog.html

© wisemonarchy

Сделать бесплатный сайт с uCoz